Проблема поколений в западной социологической традиции

Власова О.И.

УДК 30
ББК 66.041

В статье рассмотрены основные концепции, касающиеся поколенческой проблематики, в рамках западной социологической традиции. Проблема «поколений» представлена как в ракурсе социологической, так и социально-философской мысли. Проанализированы социальные факторы, оказывающие воздействие на актуализацию проблемы поколений в разные исторические периоды. Автор акцентирует внимание на необходимости разработки новых методологических подходов к анализу поколений в социологии.

Ключевые слова: молодое поколениепоколениепоколенческая группа.

В социологическом знании понятие «поколение» является достаточно часто употребляемым в контексте социологического анализа функционирования поколения, отличий одних поколений от других. Однако стоит отметить, что методологическая сущность определения проработана недостаточно. Особо важные попытки, связанные с разрешением теоретической задачи определения сущности поколений, представлены в работах представителей классической и неоклассической западной социологии, обращавшихся к поколенческой проблематике в том либо ином контексте.

Первым в русле социологической науки на аспект, связанный с преемственностью поколений, обратил внимание О. Конт [1, с. 117]. Согласно представлениям О. Конта, человечество существует благодаря наличию механизма преемственности поколений. При этом широкая научная проблематика, связанная с изучением поколений, формируется в социологии только в XX веке, что обусловливается рядом теоретических и практических факторов. В рамках теоретического социологического ракурса определенным толчком к актуализации поколенческой проблематики выступил труд К. Мангейма «Проблема поколений» (1929) [2]. Данная работа с одной стороны, акцентировала внимание на социологических аспектах изучения поколений, с другой стороны, что немаловажно для установления междисциплинарных связей, представила социально-философский обзор работ в смежных дисциплинах.

Факторы, имеющие практическое значение, проистекающие из социально-экономической ситуации в обществе, начиная с XX века, прежде всего, связаны с изменениями, которые произошли в данный исторический период. М.Мид отмечает, что высокие темпы социального развития привели к формированию префигуративной культуры, в рамках которой обмен опытом между поколениями начинает менять свою направленность [3, с. 50].

Таким образом, процессы индустриализации, систематического усложнения технологий, технократизации процессов труда, роста образованности населения явились инициирующими факторами для появления в социологической науке нового подхода к анализу социальной структуры.

Другим важным фактором, повлиявшим на изучение поколений, выступили молодежные волнения 60-х годов XX века, которые, с одной стороны, спровоцировали появление серьезных методологических полидисциплинарных работ, посвященных межпоколенческим и молодежным конфликтам, а с другой – катализировали изучение поколений как больших социальных групп в виде масс, митингующих, бунтующих и т.п.

Для выявления значимости концептуальной проработки поколенческой проблематики в различных отраслях знания представим основные направления анализа поколений в смежных науках.

Социально-экономические исследования поколений наиболее эвристично представлены работами К. Маркса, Ф. Энгельса, Т. Веблена.

Так, понятие «поколение», обозначающее группу родственников, предшественников, последователей, активно употребляет Ф. Энгельс в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Ф. Энгельс отводит поколениям особую роль в становлении нового общественного порядка: «…новые социальные элементы, которые в течение поколений стараются приспособить старый общественный строй к новым условиям, пока, наконец, несовместимость того и другого не приводит к полному перевороту» [4]. Другой классик социальной мысли К. Маркс также использует в своих трудах термин «поколение», наделяя его важными функциями в плане развития общества, но не представляя отдельным предметом смыслового анализа: «… история… застаёт передаваемую каждому последующему поколению предшествующим ему поколением массу производительных сил, капиталов и обстоятельств, которые, хотя, с од­ной стороны, и видоизменяются новым поколением, но, с другой стороны, предписывают ему его собственные условия жизни и придают ему определённое развитие, особый характер» [5]. Таким образом, во второй половине 19-го века в рамках социально-экономических теорий прослеживается такой подход к трактовке поколений, согласно которому, указанные группы индивидуумов в структуре общества становятся социально-экономическим ресурсом, обеспечивающим прогрессивное развитие общества в целом.

Тематика, связанная, с одной стороны, с дифференциацией общества на классы, а с другой стороны – с преемственностью поколениями образа жизни, свойственного данным классам, отражена в работе американского ученого Т. Веблена «Теория праздного класса» [6]. Поддержание классовой структуры общества («праздного класса» и «низших классов»), по его мнению, обеспечивается преемственным функционированием поколений с древнейших времен.

В ракурсе социально-философской мысли важные аспекты, связанные с поколенческой проблематикой, принадлежат французским социальным мыслителям-позитивистам: О. Конту, А. Курно, Ж. Дромелю, Ф. Мантре, а также испытывающим влияние со стороны позитивизма итальянцу Дж. Феррари и австрийскому историку О. Лоренцу [2, с. 8]. В трудах этих исследователей анализировались различные социальные аспекты, связанные с функционированием поколений. Например, Ж. Дромель акцентировал внимание на продолжительности существования поколения, определив ее в 15 лет; А. Курно – на проблемах преемственности и сосуществовании в обществе разных поколений; К. Лоренц провозгласил «закон трех поколений», которые в силу биологических особенностей охватывают столетие [7, с. 101].

В первой половине XX века в силу нарастающих различий условий жизнедеятельности, ценностей различных поколений актуальной становится проблематика, связанная с выявлением межпоколенческих различий, с преемственностью поколений. Так, испанский философ Х. Ортега-и-Гассет [8] анализирует сложности восприятия различных видов искусства и культуры как межпоколенческие различия. По мнению Х. Ортеги-и-Гассета, поколение функционирует порядка 30 лет, и его деятельность подразделяется на два периода: «первый период – это когда молодое поколение пропагандирует свои идеи, настроения, склонности; во второй период – оно приходит к власти и проводит их в жизнь» [9]. Обратим внимание на то, что Х. Ортега-и-Гассет одним из первых четко выделяет молодое поколение в структуре других поколений на основе определенных признаков. Испанский мыслитель делает попытку, с одной стороны, структурировать деятельность поколений, а с другой стороны – одним из первых ставит проблему, связанную с преемственностью поколений, но, одновременно, старается обозначить границы поколений, что имеет неоспоримую ценность в плане определения поколенческих групп. Стоит отметить, что Х. Ортега-и-Гассет допускает возможность структурировать деятельность поколения, однако он акцентирует внимание прежде всего на культурных отличиях одного поколения от другого. К сожалению, испанский мыслитель не придает значения трудовой деятельности поколений, хотя, с нашей точки зрения, именно изменения, связанные с трудом, катализировали потребность выделения молодого поколения в обособленное образование.

Таким образом, по результатам краткого обзора существующих наработок в рамках различных отраслей социального знания можно сделать вывод, что поколения в них рассматривались как феномены, связанные с событиями и явлениями прошлого, отдельные элементы которого могут быть воспроизведены и в последующих поколениях. В рамках междисциплинарных исследований особую актуальность начинает приобретать проблематика, связанная с определением границ поколений, что обусловлено задачей очерчивания методологических рамок, позволяющих отделять одно поколение от другого. Однако проблемы, связанные с выделением признаков-оснований для выделения структуры поколений, остаются неразрешенными. Также в подобных исследованиях появляются научные основания для категориального понимания понятия «поколение», и, следовательно, в полидисциплинарном аспекте имеют место первые результаты исследований, закреплённые в виде терминов, определений и теорий, которые позволят в рамках социологической науки определить поколения как элементы социальной структуры общества – как классы, общности и группы.

Непосредственное осмысление поколенческой проблематики и первые попытки выделения поколений в обособленные образования предприняты в социологической литературе. Важно обозначить, что до середины XX века практически не существовало социологических трудов с узко выделенной поколенческой проблематикой, исключением является лишь уже отмеченная работа К. Мангейма «Проблема поколений» (1929). Такое положение можно объяснить как «креном» изучения поколений в рамках смежных наук, так и отсутствием практического научного запроса для последовательного осмысления данной проблематики.

Работа К. Мангейма «Проблема поколений» [2] является фундаментальным специализированным трудом, связанным с изучением поколений. К. Мангейм выделяет два междисциплинарных подхода к анализу проблемы поколений: позитивистский и историко-романистский. Сущность первого подхода в большей степени сводится к определению границ и величины поколения: «Суть проблемы … сводится к вычислению среднего периода времени, необходимого для того, чтобы старшее поколение было вытеснено младшим в общественной жизни, и, главным образом, к обнаружению того естественного исходного момента в истории, от которого следует вести отсчет нового поколения» [2, с. 9]. Таким образом, продолжительность поколения определяется ученым в 30 лет, т.к. первые 30 лет человек в основном учится, а к 60 годам отходит от общественной жизни. Данный вывод К. Мангейм подкрепляет обращением к трудам французского мыслителя Ф. Мантре, который, в свою очередь делает вывод о том, что с XVI века основные изменения во Франции происходят с интервалом в 30 лет. В русле современной ситуации, когда одновременно сосуществует все большее количество поколений, что связано как с увеличением продолжительности жизни, так и с размыванием границ между поколениями, вопрос о продолжительности существования поколений становится не столь однозначным. Таким образом, уже в первой половине XX века К. Мангеймом были определены два признака поколений: возраст и ключевой вид деятельности, которые в современной социологической науке как раз и используются в качестве критериев для выделения как поколенческих групп в целом, так и подгрупп в составе номинальных поколенческих групп.

Историко-романтический подход к анализу поколений в понимании К. Мангейма характерен для немецкой научной традиции, в рамках которой акцент сделан на смене поколений, понимающейся как движущая сила прогресса. «Проблема поколений рассматривалась ими как проблема существования “внутреннего времени, которое нельзя измерить, а можно воспринимать лишь в качественных категориях”» [2, с. 11].

Например, Дильтей обозначил, что важен факт сосуществования поколений, когда «современники оказываются погружены в одну и ту же атмосферу, создаваемую наиболее важными интеллектуальными, социальными и политическими обстоятельствами. Они являются современниками и составляют одно поколение именно потому, что испытывают воздействие одних и тех же факторов» [2, с. 11]. Историк искусств В. Пиндер указывает на «разновременность одновременного», разные поколения живут в одно и то же время [2, с. 16].

К. Мангейм делает попытку обозначить поколение как совокупность индивидов, в качестве критериев обособления он предлагает использовать возраст и социальную активность. Особую роль в изучении поколенческой проблемы К. Мангейм отводит социологии. Социологическое изучение поколений, по его мнению, должно, с одной стороны, исследовать все, что связано с феноменом поколений, а с другой стороны – изучать поколения не только статически, но и динамически [2, с. 16]. Динамический аспект функционирования поколений, свойственный XX веку, проявляется в различных видах деятельности, в первую очередь – трудовой. Соответственно, изучение поколений с точки зрения ориентации на различные устойчивые – изменчивые аспекты труда – продолжение идей К. Мангейма.

К. Мангеймом были предприняты две первые важные попытки определения сущности поколений: во-первых, он представил поколения как социальные группы в современном понимании теории групп, во-вторых, им предложена основа для структурирования самой этой группы.

Размышляя о сущности поколений, он поставил вопрос о понимании того, какие признаки связывают людей, образующих одно поколение. При этом, К. Мангейм, называя социальными группами малые группы в современном понимании, доказывает, что поколение не является конкретной социальной группой, т.к. группа, представляет собой «союз индивидуумов, объединившихся на основе естественно сложившихся или заранее установленных связей» [2, с. 17]. Поколение, по мнению К. Мангейма, не соответствует двум данным признакам, поэтому группой считаться не может, а представляет собой социальный феномен. Однако критерием принадлежности к поколению Мангейм все-таки считает классовую принадлежность (место, положение) человека в обществе. «Классовая принадлежность является объективной реальностью, вне зависимости от того, осознает ли ее данный индивидуум и признает ли он ее» [2, с. 18]. Мангейм говорит о феномене «одинакового положения» индивидов в социальной структуре о классах и поколениях. «…Единство поколения возникает прежде всего на основе одинакового положения ряда индивидуумов внутри некоторого общественного целого» [2, с. 18]. Таким образом, поколение определяется как тип общественного положения. Любое поколение составляют люди, соответственно, поколения представляют собой социальные группы. При этом, естественно, поколение не может быть представлено малой группой, для которой характерна теснота социальных взаимодействий и наличие общих целей. С нашей точки зрения, методологически верным является решение теоретической проблемы, предполагающей выделение номинальных групп, и трактовка поколения как таковой группы.

К. Мангейм выделяет основные факты, которые характеризуют смену поколений: в культурный процесс вовлекаются все новые участники, а число предшественников сокращается, представители каждого поколения могут участвовать в историческом процессе лишь на протяжении определенного отрезка времени, необходимость передачи культурного достояния, передача опыта из поколения в поколения есть непрерывный процесс [2, с. 20]. Необходимо отметить, что неотъемлемым элементом, связанным с трансляцией социокультурного опыта, является передача ценностей и норм трудовой деятельности, хотя К. Мангейм отдельно последние не выделял. Классик социологии опирался на факт, что передача ценностей культуры, включая ценность труда, происходит в стабильных устойчивых условиях, и передаваемое достояние является актуальным и востребованным для последующих поколений.

 Немецкий ученый отмечает, что о поколении как о реальности мы можем говорить, если представители определенного поколения связаны друг с другом тем, что они испытывают на себе воздействие социальных и интеллектуальных симптомов процесса динамической дестабилизации [2, с. 28]. По мнению К. Мангейма, одни и те же группы, дифференцированные по вовлеченности в социально-исторический процесс, не могут принадлежать к реальному поколению [2, с. 28]. Связи внутри подгруппы в составе поколения гораздо ощутимее, чем внутри поколения в целом [2, с. 29]. Реальное поколение – факт вовлеченности, существование групп возможно благодаря «перерабатыванию своего жизненного опыта особым, отличным от других образом» [2, с. 29].

К. Мангейм не исключает образования подгрупп внутри одного поколения. Подгруппы рождаются из личных контактов между людьми, входящими в определенную конкретную группу [2, с. 31]. Подгруппы внутри поколений складываются в условиях ускорения изменений, например, в сообществах, где социальные изменения не происходят или слабо выражены, не образуется новых подгрупп в составе поколений, которые бы отличались от своих предшественников [2, с. 33]. Признаки подгрупп: вовлеченность в события и тождественность ответов, одинаковый характер реакций на переживаемые события [2, с. 31]. Разные подгруппы образуют реальное поколение, признаком которого является ориентирование друг на друга. Мы можем констатировать, что в качестве признака подгруппы в составе поколения К. Мангейм выделяет наличие личных контактов, однако для современного общества подобный признак уже не характерен. Отдельно отметим, что особую важность для нашей работы представляет идея К. Мангейма о том, что социальные изменения как раз провоцируют появление подгрупп в составе поколений.

Таким образом, необходимо акцентировать внимание на том факте, что К. Мангейм первым использовал возможности социологического подхода применительно к анализу поколений. В концепции К. Мангейма сделана важная попытка представить поколения в виде элементов социальной структуры общества, при этом релевантных признаков, позволяющих выделить поколения в социальные группы, им предложено не было. Также ученым обосновано, что поколение не может быть отождествлено с социальной общностью.

Стоит отменить, что до середины XX века других специализированных социологических работ, посвященных проблеме поколений, представлено не было. Исключение составляют только некоторые идеи П. Сорокина, рассредоточенные по его разным работам. Так, П. Сорокин считал смену поколений естественным ходом истории, развитой надорганической формой, в рамках которых накапливаются и передаются социальные и культурные знания [10, с. 156-159]. Классик американской социологии Т. Парсонс рассматривает межпоколенное взаимодействие на макроуровне посредством стратификационного подхода. Изменения, происходящие в обществе на протяжении 19-20 веков, особенно «образовательная революция», имеющая своей целью переход к всеобщей грамотности, обусловили переход от наследственно аскриптивной к полностью неаскриптивной стратификации [11]. Появлению неаскриптивной стратификации во многом способствовали изменения в трудовой сфере. Таким образом, с точки зрения стратификационного подхода можно говорить об аскриптивных (традиционных) и неаскриптивных поколениях. С течением времени процессы изменчивости начинают доминировать над процессами устойчивости в аскриптивных поколенческих группах. Данный факт является очень важным с точки зрения структурирования современных поколений.

Во второй половине XX века все более актуализируются идеи, связанные с межпоколенческими конфликтами, обусловленными, в том числе, студенческими волнениями. Этим аспектам посвящены работы Л. Фойера «Конфликт поколений», Ж. Манделя «Кризис поколений», С. Липсета «Восстание в университете». Л. Фойер опирается на постулат, согласно которому «конфликт поколений является универсальной темой человеческой истории. Он основывается на самых изначальных чертах человеческой природы и является, может быть, даже более важной движущей силой истории, чем классовая борьба [12, с. 527]». Психоаналитик Ж. Мандель описывает не конфликт, а кризис поколений, в основе последнего он видит молодежный протест против технократичности современного общества [13, с. 90]. Таким образом, труды Ж. Манделя и Л. Фойера с социологической точки зрения представляют собой элементы парадигмы конфликта.

Другую группу западных концепций, рассматривавших поколения в контексте конфликта, условно можно назвать культурно-психологическими. Например, К. Лоренц считал межпоколенческие конфликты порождением массового невроза. Особую концепцию, сочетающую в себе как элементы межпоколенческого конфликта, так и культурологическую составляющую, предлагает М. Мид. Указанная концепция конкретизирует возможные формы культурного контакта поколений в исторически разных типах обществ [3, с. 49].

Работа С. Айзенштадта «От поколения к поколению. Возрастные группы и социальная структура» посвящена роли возрастных групп в различных типах обществ [3, с. 51]. Познавательно, что социальные множества, выделенные по возрастному критерию, С. Айзенштадт считает возрастными группами. Стоит отметить, что практически во всех обозначенных работах западных исследователей фокус исследовательского внимания перемещается в сторону молодежных групп, что во многом обусловлено с одной стороны, убыстрением темпов изменений социальной жизни, которые в первую очередь отразились именно на молодежи, с другой стороны, ростом различий между поколенческими группами.

Общественный перелом, вызванный падением социалистических политических режимов конца 80-х годов прошлого века, произошедший в странах бывшего социалистического лагеря, существенным образом привлек внимание к изучению поколенческой проблематики. Появились новые взгляды, связанные с изучением поколений. В частности, глубинные социальные трансформации породили интерес к событийности и мегасобытийности. Ученые обратили внимание, во-первых, на разную включенность и неодинаковое влияние событий на жизнедеятельность поколений, во-вторых, крушение политической системы породило широкий спектр изменений в различных сферах функционирования поколенческих групп, в том числе и в сфере труда. Например, в немецкой социологии особо актуальной является проблематика, связанная с общественным переломом, обусловленным объединением двух Германий. Группа немецких исследователей, изучая трансформацию поколений в Восточной Германии, использует понятие жизненного пути, под которым понимают не биографию, а историю событий в различных областях жизни: образовании, занятости, семье и др. [14, с. 522]. Таким образом, понятие жизненного пути встраивается в определенное поколение не как простая совокупность жизненных событий, а как структурированный феномен, распространяющийся на все сферы жизнедеятельности. Так, жизненный путь и биография становятся определенной событийной начинкой поколения. Ссылаясь на исследования Г. Элдера, немецкие социологи подчеркивают, что не все индивиды в равной степени сталкиваются в ходе своей биографии с теми или иными событиями, в том числе историческими, но в соответствии с их позицией получают на жизненном пути различные шансы их преодоления [14, с. 522]. Одновременная включенность поколения в исторический контекст, но разная степень сопричастности, сопереживаемости, вовлеченности, и, соответственно, влияния этих событий на индивидуальную жизнь. Таким образом, наличие интегрирующего фактора – причастности к событиям, но, одновременное дифференцирование по другим основаниям позволяет отнести поколенческие образования к разряду социальных номинальных групп.

Польский социолог В. Заборовский, опираясь на исследовательский проект «Поляки-2000», обращает внимание на факт, что при анализе жизненных ситуаций индивидов необходимо уделять внимание трем факторам: 1. экономической ситуации, которая в большей степени определяет социальное положение и жизненные условия индивидов и групп; 2. получению образования и доступа к нему, которое влияет на экономическое положение; 3. субъективным характеристикам индивидуумами своего материального положения [15, с. 9]. Указанные факторы могут быть использованы в качестве критериев выделения поколенческих групп. Стоит обратить внимание на факт, что в рамках приведенного исследовании особое место отводится как роли труда, так и отношения к нему. Подобная позиция была нехарактерной для работ предыдущих периодов.

В качественной социологии идентификация индивида с определенной социальной группой зачастую изучается посредством биографического метода. Изучение биографий представляет собой особый способ изучения поколений. Американские социологи П. и Б. Бергеры считают, что биография – это история общества [16, с. 38], а соответственно, и история поколений. Знание об обществе приобретается биографически, индивиды и группы, по мнению Бергеров, «врастают» в устойчиво распространенный круг социальных и институциональных отношений [16, с. 38–39]. Особое значение идентифицирующих признаков отмечал в своих работах Л. Розенмайер. По его мнению, в условиях постриндустриального общества и роста значимости индивидуальностей идентификации с поколением имеют ограниченный характер [3, с. 53].

Западный исследователь Х. Беккер предлагает методику, предполагающую изучение различных типов поколений, т.е. показателей, которые в разных поколенческих группах проявляются по-разному [17]. К числу идентифицирующих поколение показателей относятся социальный контекст становления поколения, состояние средств массовой информации в определенный период времени, система социализации, социальные возможности, системные характеристики поколения и др. Обозначенные критерии помимо дифференцирующих функций могут быть использованы как признаки интеграции определенных поколенческих групп.

Изучение коллективной памяти с точки зрения сохраняющихся устойчивых воспоминаний в разных возрастных когортах описано в исследовании американских ученых Г. Шумана и Ж. Скотта. По их мнению, когорта представляет собой «совокупность индивидов, внутри некоторой популяции, при условии, что эти индивиды переживают одни и те же события, происходящие в одном и том же интервале времени» [18, с. 47]. К пониманию поколения авторы данной работы добавляют еще идеологическую составляющую. Исходя из данной интерпретации, когорта может быть рассмотрена как поколенческая общность в рамках более крупных поколенческих групп.

Таким образом, в конце XX – начале XXI веков в западной социологии наметился методологический переход от проблематики, связанной с изучением межпоколенных конфликтов, к изучению влияния политических, экономических и социокультурных трансформаций на функционирование поколений.

Литература

  1. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М.: Издательская группа «Прогресс» – «Политика», 1992. 608 с.
  2. Мангейм К. Проблема поколений // Новое литературное обозрение, 1998. № 2 (30). С. 7–47.
  3. Семенова В.В. Социальная динамика поколений: проблема и реальность. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. 271 с.
  4. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения. В 3 т. Т. 3. М.: Политиздат, 1986. 639 с. [электронный ресурс]. URL: // http://www.magister.msk.ru/library/babilon/deutsche/marx/engls01r.htm (дата обращения 15.05.2013)
  5. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология [электронный ресурс]. URL: https://www.marxists.org/russkij/marx/1845/german_ideology/02.htm (дата обращения 15.12.2013)
  6. Веблен Т. Теория праздного класса. М., Прогресс, 1984. [электронный ресурс]. URL: http://socioline.ru/pages/t-veblen-teoriya-prazdnogo-klassa (дата обращения 15.04.2013)
  7. Кон И.С. Ребенок и общество: (Историко-этнографическая перспектива). М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1998. 270 с.
  8. Ортега-и-Гассет. Х. Тема нашего времени // Самосознание культуры и искусства XX века. М., 2000. [электронный ресурс]. URL: http://www.countries.ru/library/texts/gasset.htm (дата обращения 14.05.2013)
  9. Ортега-и-Гассет. Х. Восстание масс [электронный ресурс]. URL: // http://www.skmrf.ru/library/library_files/ortega.htm (дата обращения 14.05.2013)
  10. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. 543 с.
  11. Парсонс Т. Система современных обществ. [электронный ресурс]. URL: http://sbiblio.com/biblio/archive/parsons_sistem/05.aspx (дата обращения 14.12.2013)
  12. Feuer L. S. TheConflictofGenerations.Tматриваеhe Character and Significance of Student Movement.NewYork, 1969.
  13. Социология молодежи. Учебник / Под ред. проф. В. Т. Лисовского. СПб: Изд-во СПб. ун-та, 1996. 460 с.
  14. Дивальд М., Хьюнинк И., Хекхаузен Ю. Жизненный путь и развитие личности в период общественного перелома // Современная немецкая социология: 1990-е годы / Под ред. В.В. Козловского, Э. Ланге, Х. Харбаха. СПб.: Социологическое сообщество им. М.М. Ковалевского, 2002. 704 с.
  15. Заборовский В. Эволюция социальной структуры: перспектива поколений // Социология: теория, методы, маркетинг. 2005. № 1. С. 8–35.
  16. Бергер П.Л., Бергер Б. Социология: Биографичекий подход / Личностно ориентированная социология. М.: Академический проект, 2004. 608 с.
  17. Семенова В.В. Современные концептуальные и эмпирические подходы к понятию «поколения» // Россия реформирующаяся: Ежегодник – 2003 / Отв. ред. Л.М. Дробижева. М.: Институт социологии РАН, 2003. С. 213–237.[электронный ресурс]. URL: http://www.isras.ru/publ.html?id=1145 (дата обращения 15.12.2013)
  18. Шуман Г., Скотт Ж. Коллективная память поколений // Социологические исследования. 1992. № 2. С. 47–60.