Проблемы неравенства в сфере культурного производства и потребления: региональный аспект

Шуклина Е.А.

УДК 30
ББК 66.041

В статье осуществляется анализ социального неравенства в сфере культурного производства и потребления. На базе комплекса региональных социологических исследований рассматриваются различные аспекты и проблемы неравенства в сфере культуры Свердловской области, делаются выводы относительно оптимизации системы управления отраслью.

Ключевые слова: культурное потреблениекультурное производстворегиональная политикасоциальное неравенство.

Факт бытия культуры как универсального феномена, представленного во всем многообразии ее видов, форм и уровней (материальной/нематериальной, элитарной/народной/массовой, специализированной/обыденной и пр.) – показатель неравномерности в производстве и распределении культурных ценностей как общественного блага. Функционирование актуальной культуры – это отражение многообразия социума, которое она, в свою очередь, и воспроизводит. Обеспечение воспроизводства системы социальных отношений, с одной стороны, базируется на принципах социальной солидарности, с другой – выходит за ее пределы, выступая формой социальной деструкции, социальных отклонений, социального неравенства. Вопрос о неравенстве возникает в связи с ограничениями, связанными с деятельностью субъектов, как производящих культурные ценности, так и потребляющих их [1, 2].

Рассмотрим региональные особенности социального неравенства в сфере культурного производства и потребления. Одной из его разновидностей выступает территориальное социально-экономическое неравенство, которое порождает и комплекс других его разновидностей.

Спектр проблем, связанных с неравенством в области производства социокультурных услуг (неравномерности распределения финансирования, материально-технического оснащения учреждений культуры, кадрового распределения и др.) и их потребления (доступности, уровня востребованности услуг культурно-досуговой сферы конечным потребителем и др.) отчетливо виден на примере функционирования театрального искусства в Свердловской области. Так, среди субъектов Российской Федерации Свердловская область занимает третье место по количеству профессиональных театров и предложению театральных услуг: на 1 млн. жителей действует 7 театров (в целом по России функционирует 3,2 театра на 1 млн. жителей). Производство театральных услуг в Свердловской области сравнимо с западноевропейскими странами, будучи несколько выше, чем в Италии (5,9 театров на 1 млн. жителей) и немного ниже аналогичного показателя в Японии (8,7 театров на 1 млн. жителей). Вместе с тем, из 30 профессиональных театров 20 находятся в Екатеринбурге и только 10 – в населенных пунктах области. Только 8 из 47 городов региона имеют свои театры. Поскольку территория области составляет почти 2000 кв. км, то в силу географических и инфраструктурных особенностей, жителям северных городов (например, Пелыма, Ивделя) территориально доступны театры, расстояние до которых исчисляется сотнями километров.

Если в целом предложение театральных услуг в Свердловской области отличается необходимым жанровым разнообразием: драма, опера, балет, музыкальная комедия, современная хореография и др., то для жителей северных городов оно предельно сужено. В распоряжении жителя города с одним театром имеется сравнительно редко обновляемый репертуар из 10–15 названий. Для жителей населенных пунктов, не имеющих своих театров, театральные услуги практически недоступны. При этом среди публики государственных театров и концертных организаций, расположенных в г. Екатеринбурге, жителей области немного – 17,4 % и 3,7 % соответственно.

Анализ обеспеченности доступности театрального искусства для населения области сквозь призму административного деления на управленческие округа показывает, что неравномерность в доступности услуг между округами может достигать различий в 8-10 раз (см. табл.1).

 

Таблица 1. Уровень доступности театрального искусства для населения Свердловской области

Округ Свердловской области

Количество муниципальных образований

Численность населения (тыс. чел.)

Количество театров

Число жителей, обслуживаемых в год

тыс.чел.

 % от жителей округа

Восточный

31

487,3

1

19

4

Западный

20

603,2

1

18

3

Северный

15

519,2

2

75

14

Южный

11

676,4

1

120

18

Горнозаводской

12

742,4

5

210

28

 

Финансово обеспеченная практика обязательных гастролей крупных государственных театров по малым городам и районным центрам, способствовавшая в советский период повышению уровня доступности услуг, в настоящее время сменилась устойчивой тенденцией к свертыванию гастрольной деятельности. Если в 2007 году выездные и гастрольные показы составляли 10 % деятельности государственных областных театров, то в 2011-2012 гг. этот показать снизился до 2 %. Муниципальные театры гастрольной деятельности практически не ведут. Управленческое решение данной проблемы, связанное с обеспечением равномерности распределения услуг учреждений культуры по территории области, зависит не только от финансирования, но и от развития инфраструктуры гастрольной деятельности, поскольку адаптированные сценические площадки, предназначенные для гастролей, в области практически отсутствуют (лишь 7 городов региона способны обеспечивать технические условия для спектаклей Свердловского государственного академического театра музыкальной комедии и спектаклей большой сцены Свердловского государственного академического театра драмы).    

Определим проблемы, связанные с территориальной дифференциацией субъектов культурной деятельности, ставшей фактором их социального неравенства. Проблемное поле социокультурного неравенства выявлено нами на основе комплекса исследований, реализованных в рамках создания проекта концепции развития культуры Свердловской области 2012-2020 гг., осуществленного исследовательской группой Гуманитарного университета под руководством Л.А.Закса, а также осуществленных автором мониторингов качества социокультурных услуг театров, концертных организаций, учреждений среднего профессионального образования, подведомственных Министерству культуры и туризма Свердловской области, в 2012 г. [3, 4].

Главным фактором социального неравенства в производстве социокультурных услуг является проблема финансирования, а точнее –  финансового неравенства субъектов культурной деятельности – основное препятствие для сохранения и умножения культурного потенциала области в целом и ее отдельных территориальных объединений. С ней тесно связаны проблемы развития материально-технической базы производства, сохранения, распространения и потребления культурных ценностей, ее несоответствия функциональным целям: старение зданий, оборудования, транспортных средств, их количественная недостаточность и качественная непригодность, необходимость оснащения современной техникой и технологиями и др. Эта проблема, как и первая, являясь общей для всей сферы культуры, обостряется в зависимости от территориального размещения учреждений культуры, находящихся в неравных материально-финансовых условиях.

Проблемы неравномерности распространения и потребления культурных ценностей – это, прежде всего, проблемы ассортимента, количества, качества и доступности предлагаемых культурных услуг и культурных ценностей. Все проблемы данного круга наиболее остро стоят для периферийных городов и сел, удаленных от культурных центров (Екатеринбурга, прежде всего), где сосредоточен основной объем творческого потенциала области. Совершенно очевидна, на сегодняшний день, неудовлетворительность уровня реализации всех аспектов культурного потребления в провинции: и ассортимента, и количества (частоты, интенсивности), и качества, и доступности культуры. Она закрепляет социокультурное неравенство жителей центров и периферии, предопределяя низкий (сравнительно с первыми) уровень личностного развития последних, качества их жизни и социальной конкурентоспособности.

Наиболее болезненны для территориально удаленных населенных пунктов проблемы инфраструктурного неравенства в культурной сфере. К ним относятся: закрытие и/или отсутствие учреждений культуры в ряде населенных пунктов (малых городов и сел), дефицит посадочных мест и трудности доставки потребителей из отдаленных территорий к местам потребления; неразвитость и необеспеченность форм нестационарного культурного обслуживания населения и гастрольной деятельности художественных коллективов; недостаточность и затрудненность институционального развития (новообразований) различных организационно-правовых форм; неразвитость форм институционального взаимодействия и сотрудничества (партнерства) в рамках отрасли и на межотраслевом уровне.

Свердловская область имеет широкую муниципальную сеть учреждений культурно-досугового типа (клубы, дома и дворцы культуры и т.д.), сформированную еще в советский период и поглощающую основные финансовые средства, выделяемые на функционирование культуры. Министерство, проводя детальный анализ ее состояния и соответствия нормативам, не первый год констатирует факт активизации процесса закрытия учреждений культуры в населенных пунктах с числом жителей от 100 до 200 человек, где, как правило, закрываются сельские клубы и библиотеки. В 2010 году закрылось около 30 учреждений, в 20112012 годах – еще более 40 муниципальных учреждений культуры этих видов. При этом представители министерства культуры считают этот процесс необратимым. «Если в населенном пункте 60 человек жителей, и там есть стационарное учреждение культуры, мы понимаем, с одной стороны, что 60 человек тоже люди и куда-то хотят идти, а с другой стороны, что развалившаяся избушка, которая два раза в неделю открывает свои двери, чтобы туда пришли 10 человек и попили чай, — это не современное учреждение культуры» (из интервью с начальником отдела развития культурной деятельности, аналитической и административной работы Министерства культуры и туризма Свердловской области М. В. Семеновой).

Реальной альтернативы устаревшей культурно-досуговой инфраструктуре советского образца пока нет.

Информационно-технологическое неравенство субъектов культурной деятельности в регионе связано с диспропорциями в обеспечении культурной сферы новыми информационными технологиями. Существуют попытки повысить доступность социокультурных услуг для населения области и оптимизировать работу существующей муниципальной сети культурно-досуговых учреждений, заменив или дополнив ее виртуальным аналогом, успешно реализуемым вариантом которого является инновационный проект «Виртуальный концертный зал», позволяющий приблизить к жителям отдаленных и сельских территорий области услуги сферы профессионального искусства – театра, музыки, филармонического искусства, кино и цирка. Будучи успешно реализуема Свердловской государственной академической филармонией, эта услуга доступна для организованных слушателей, поэтому учреждения культуры, включенные в данный проект, должны иметь специальное оборудование и доступ в интернет. Вместе с тем, в целом по области число постоянных слушателей «Виртуального концертного зала» составляет всего 300600 человек (в зависимости от концертной программы). В настоящее время министерством прорабатывается концепция реализации проекта «Доступность театрального искусства» на территории всех 94 муниципальных образований. Будет ли востребован данный проект и это направление инфраструктурного развития культуры в целом? Здесь целесообразна постановка вопроса об уровне сформированности потребности населения области в социокультурных услугах этого типа.

Поэтому в качестве еще одной проблемы социокультурного неравенства мы рассмотрим уровень востребованности услуг культурно-досуговой сферы конечным потребителем. Онхарактеризуетрезультативность деятельности культурно-досуговой сферы и во многом является отражением ситуации неравенства, сложившейся в сфере потребления социокультурных услуг. Уровень востребованности услуг культурно-досуговой сферы – базовый фактор развития культуры. Его выраженная неоднородность по социальным группам, территориальному распределению и региональным особенностям, а также динамике потребностей в зависимости от направлений и видов культурно-досуговой деятельности ставит проблему целесообразности комплексного мониторинга культурных потребностей и предпочтений населения Свердловской области.

Не менее острыми для региона являются кадровые проблемы учреждений культуры: проблемы наличия кадров руководителей и работников,их старения, оттока; уровня общей культуры, профессиональных способностей, квалификации и самосознания, отношения к делу и производительности труда; дефицита кадров в отдельных территориях и учреждениях; неравномерности распределения современных кадров, владеющих идеологией современной культуры, передовыми технологиями и др. Эти кадровые проблемы напрямую связаны с социальным неравенством культурного производства и потребления в малых городах и сельской местности.

Значимой детерминантой воспроизводства кадрового потенциала области является сфера профессионального образования в области культуры. Проблемы социального неравенства в области профессионального (художественного и музыкального) образования напрямую связаны с неблагополучным состоянием материально-технической базы образовательных учреждений; недостаточной укомплектованностью штатов и квалификацией их педагогических кадров; ростом доли платных услуг и стоимости обучения; несовершенством механизмов поиска одаренных детей и форм специальной работы с ними; недостаточным присутствием художественного образования и воспитания в образовательных учреждениях общего среднего, начального и среднего профессионального (нехудожественного) образования; неэффективностью и/или отсутствием просветительской и воспитательной работы с детьми и молодежью в учреждениях культуры (библиотеки, музеи). Эти проблемы на территории области в целом и в отдельных образовательных учреждениях порождают и обостряют социальное неравенство в образовании, влияют на уровень его востребованности, доступности, качество, результативность.

Более того, для образовательных учреждений так называемого полного цикла, когда среднее профессиональное (музыкальное, художественное) образование совмещено с допрофессиональным, встают проблемы неразрешимых противоречий между министерствами образования и культуры. Возникает межведомственное неравенство в сфере художественного и музыкального среднего профессионального образования, когда учащиеся, получающие общее полное образование в музыкальных, художественных профессиональных колледжах (подведомственных министерству культуры), не имеют соответствующего нормативам системы общего полного образования аудиторного фонда, спортивных залов, компьютерного оснащения и даже учебников.

Проблемы аудиторного фонда и учебного оборудования для образовательных учреждений среднего профессионального образования обретают особый характер. «У нас пришли дети в первый класс. Для таких учеников должны быть другие парты. И у нас каждый родитель покупает ребенку парту и учебники. Это не считая того, что они покупают своим детям музыкальные инструменты, которые стоят очень дорого. Получается, что это непомерные и противозаконные расходы» (из интервью с Э. Г. Архангельской, директором Уральского музыкального колледжа).

Директора музыкальных и художественных колледжей поднимают вопрос и об оснащенности образовательного учреждения спортивными залами. «У нас нет спортивного зала, а физкультура три раза в неделю. У нас есть небольшой тренажерный зал.Министерство знает нашу проблему, но в стандартах еще большие требования, там должен быть и оборудованный открытый стадион» (из интервью с Е. С. Тапилиной, зам. директора Свердловского художественного училища им. И. Д. Шадра).

Уровень методического оснащения учебного процесса не принадлежит к наиболее острым проблемам образовательных учреждений, колледжи при всех сложностях финансирования имеют достаточный методический арсенал, который собирался и формировался в образовательном учреждении в течение многих лет, но проблематична ситуация с учебной литературой. В ходе интервью директора отмечали эту проблему как чрезвычайно болезненную для образовательных учреждений среднего профессионального образования в сфере культуры.

«Мы, и не только мы, все аналогичные заведения, не соответствуем государственному стандарту. Учебная литература должна служить 5 лет – не более, нужна большая сумма, чтобы обновить литературу.Это, наверное, главное» (из интервью с В. Г. Пастуховым, директором Свердловского музыкального училища им. П. И. Чайковского).

Межведомственные диспропорции и разногласия приводят к тому, что нарушаются права ребенка в получении качественного общего полного среднего образования, в равенстве его доступа к нормативно установленному спектру образовательных услуг.

 «Важнейшая проблема для нас – это проблема отношений с министерством образования. Наши дети непонятно почему не входят ни в одну программу министерства образования, хотя мы даем начальное образование основное, начальное общее и основное общее. Но при этом мы не получаем учебников, наши преподаватели получают зарплату совершенно другого уровня, мы не попадаем в программы по компьютеризации и так далее. Мы никуда не попадаем. Но министерство образования пока понимания сути проблем нашего учебного заведения не демонстрирует» (из интервью с Э. Г. Архангельской, директор Уральского музыкального колледжа).

Свердловская область, имея мощный культурный, образовательный и социальный потенциал, тем не менее, сталкивается с проблемой регионального культурного провинциализма как формы проявления социального неравенства не только у себя в области, но и на федеральном уровне . Во многом это связано с творческими проблемами культурного производства: неравномерностью развития различных видов культурного и художественного творчества, слабым развитием некоторых современных видов, жанров и направлений искусства, дефицитом современной, в том числе екатеринбургской, драматургии и музыки в репертуаре наших театров и музыкальных исполнителей; ограниченным характером кинопроизводства (в особенности игровых и анимационных фильмов); несоответствием художественного качества (ценности) отдельных произведений искусства и творческого уровня отдельных учреждений культуры уровню мировых критериев и достижений, а также собственному культурному потенциалу как в содержательном (глубина, сложность и убедительность осмысления жизни и ценностно-мировоззренческого отношения к ней, утверждения и защиты ее гуманистических начал), так и в формально-языковом отношении; слабым уровнем овладения и отставанием от современного мирового художественного опыта, дефицитом новаторских поисков в традиционных искусствах, низким качеством актуализации традиций народного искусства и их творческого освоения.

Одной из социальных детерминант воспроизводства регионального провинциализма как вида социального неравенства в области культуры является низкий уровень развития гражданских инициатив в сфере культуры. Место общественности в реализации управления в сфере культуры, способы, формы привлечения общественности – одна из болевых точек управленческой вертикали в области культуры Свердловской области. Имеет место широчайший спектр ограничений, связанных, с одной стороны, с консервативностью управленческих структур, их неумением работать с общественностью, непониманием возможностей, которые дает диалог с ней, потребность в регламентации отношений по бюрократическому типу, и при этом их понимание ограниченности того функционала, который может быть предоставлен общественным структурам в реализации управленческой деятельности. С другой стороны, ограничения в развитии гражданского общества напрямую сказываются на потребностях, возможностях и активности в развитии самоуправления в сфере культуры.

Проявляясь в форме территориального неравенства в сфере культурного производства и потребления, описанная выше совокупность проблем требует грамотного управленческого регулирования со стороны госструктур как областного, так и федерального уровней.

Работа в выявленном нами проблемном поле предполагает, что для оптимизации управленческой деятельности необходимо, прежде всего, осуществить оценку эффективности организационных форм управления в области:

Необходимость совершенствования и модернизации системы управления отраслью актуализирована в настоящее время и является задачей не будущего, а уже сегодняшнего дня. С нашей точки зрения, суть переориентации управленческой политики в сфере культуры в Свердловской области заключается в переходе от управления затратами к управлению результатами, основным инструментом которого является применение программно-целевого метода. Характер и масштаб его реализации на практике в настоящее время не в полной мере соответствует идее управления результатами.

Его внедрение в масштабе всей отрасли (во всех ее предметных сферах и территориальных подразделениях) потребует перехода к продуманному и обоснованному программированию системы деятельности и взаимодействия всех субъектов культурной сферы, большой интеллектуальной и организационной работы, связанной с необходимостью выработки системы стандартов и критериев оценки результативности того или иного предприятия или проекта, а, следовательно, – его финансирования. Важная проблема, неизбежная при управлении результатами и применении проектного метода, – это риски, связанные с финансированием будущего, т.е. на момент принятия решения еще отсутствующего результата.

Применение субъектного подхода будет способствовать развитию и интеграции субъектов социокультурного взаимодействия, их переориентации на реализацию современных задач и функций, стимулировать как производство, так и потребление качественных современных культурных ценностей, способствовать раскрытию потенциала региональной культуры.

Литература

  1. Шкаратан О. И. Социология неравенства. Теория и реальность. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. 526 с.
  2. Константиновский Д. Л. Неравенство и образование. Опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы – начало 2000-х). М., 2008. 552 с.
  3. Шуклина Е. А. Качество услуг учреждений культуры Свердловской области: социологический анализ // «Культура, личность, общество в современном мире: методология, опыт эмпирического исследования» : Материалы XVI международной конференции памяти проф. Л. Н. Когана (90-летие со дня рождения).  Екатеринбург: УрФУ, 2013. С. 875-886.
  4. Шуклина Е. А. Среднее профессиональное образование в сфере культуры: проблемы качества образовательных услуг // Известия Уральского федерального университета. Серия 1. Проблемы образования, науки и культуры. 2013. №3 (116). С. 97-104.