Социальное и правовое неравенство: попытка деконструкции управленческой парадигмы

Берзин Б.Ю.

УДК 316.442
ББК 60.561.4

Статья посвящена проблемам социального и правового неравенства в современной России. Приводятся данные, характеризующие степень социальной дифференциации российского общества, анализируются формальные и неформальные практики, присущие правовой системе. На основе приведенных исследований делается вывод о правовом неравенстве как реально существующем социальном факте, определяемом системой социального неравенства.

Ключевые слова: неформальные практикиправа гражданправовое неравенствосоциальная стратификациясоциальное неравенствосудебная системаформальные практики.

Проблемам социального неравенства посвящено немало публикаций – монографий, статей, тезисов. Но сложилась парадоксальная ситуация – в стране, где марксизм практически был религией, сегодня редко встретишь в научной литературе позитивную ссылку на марксистскую концепцию классов. В лучшем случае упоминание о том, что существовал в какие-то времена такой подход. И даже такая фундаментальная работа, как недавно изданная книга О.И. Шкаратана «Социология неравенства» [1], лучшее тому свидетельство. Возникает ощущение, что все мы согласились с утверждением Р. Аронсона «Марксизм закончен, и мы теперь сами по себе» [2, с. 96]. Однако это скорее ощущение от чтения современных публикаций по проблемам социальной стратификации. Но есть и другие работы. Открываешь книгу «Призраки Маркса» (Ж. Деррида) [3] – и понимаешь, что все это не так просто. Марксизм остается наиболее значимой социологической теорией современности. И пока существует капитализм, будет существовать и сформированная в недрах этой системы марксистская теория как мощный инструмент социального познания действительности.

Марксистское понимание классов содержит указание на место больших социальных групп в системе общественного производства, их отношение к средствам производства, закрепленному преимущественно законодательно, а также по размеру доли общественного богатства, которой они располагают [4].

В различные периоды времени тот или иной признак становится ведущим, ярким, наиболее очевидным.

Большинство современных концепций социального строения общества, теорий социальной стратификации в качестве основного критерия дифференциации берут уровень дохода. (При этом отмечаются различия в качестве человеческого капитала, социально-профессиональные, региональные, этократические, культурные страты.)

По размеру доли общественного богатства, получаемого индивидом, модель социально ориентированного государства должна выглядеть следующим образом: нуждающиеся – 0 %, низкообеспеченные – 0 %, относительно бедные – 20 %, среднеобеспеченные – 60 %, высокообеспеченные – 20 %. Современная Россия, по данным Всероссийского центра уровня жизни, попадает по данной модели в группу бедных стран «третьего мира». Социальные страты выглядят следующим образом: совсем бедные – 1,5 %, нуждающиеся (доход менее 4,6 тыс. рублей на человека) – 16 %, низкообеспеченные (4,6 – 13,8 тыс. рублей) – 30 %, относительно бедные (13,8 – 32,2 тыс. рублей) – 37 %, среднеобеспеченные (32,2 – 50,6 тыс. рублей) – 13 %, высокообеспеченные (более 50,6 тыс. рублей на душу) – 2 % [5].

Российская Федерация занимает лидирующие позиции по имущественному неравенству. По данным исследовательского института Credit Suisse Research Institute, в 2012 году 110 российских миллиардеров контролировали 35 % всех национальных богатств России (в мире этот показатель равен одному – двум процентам) [6].

Социальное, прежде всего имущественное, неравенство приводит к неэффективному расходованию материальных ресурсов, человеческого капитала, тормозит развитие внутреннего потребительского рынка, ухудшает качество жизни – прежде всего влияет на здоровье населения, продолжительность жизни. В результате растет эмиграция, политическая нестабильность.

Социальное неравенство формирует определенный социально-психологический фон жизни российского общества, создает атмосферу зависти, агрессии, ненависти и вражды. Она проявляется в росте преступности, межнациональных конфликтах, растущем отчуждении граждан от государственной власти. Многие россияне испытывают состояние фрустрации, социального пессимизма, депрессии. Страх за свою личную безопасность становится одной из доминант индивидуального и массового сознания. И не зря одно из первых мест занимает при опросах общественного мнения ценность «порядок в стране».

Психологи в качестве одного из индикаторов социально-психологической атмосферы общества используют вопрос «испытываете ли Вы страх стать жертвой преступления». Ответы на этот вопрос показывают весьма тревожную тенденцию: 2005 год – 23 % опрошенных дали положительный ответ, 2007 год – 34 %, а в 2009 – почти каждый второй респондент (45 %) [7].

Данные опросов подтверждаются статистикой МВД РФ. За 2012 год россияне подали 26,24 млн. заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях. Из них за этот период зарегистрировано в качестве преступлений 2 млн  302,2 тыс. В результате преступных посягательств погибло 38,7 тыс. чел., здоровью 50,6 тыс. человек причинен тяжкий вред. Ущерб от преступлений составил 267,77 млн. руб. Почти половина всех зарегистрированных преступлений (48,7 %) составляют хищения чужого имущества. Из них краж – 922,2 тыс. (88,5 %), грабежи – 110,1 тыс. (9,8 %), разбой – 18,6 тыс. (1,6 %) [8].

Кроме указанных видов преступлений велик и удельный вес «чисто экономических» преступлений. Так, в январе-августе 2013 года органы внутренних дел зафиксировали 114,3 тыс. случаев мошенничества, 21,4 тыс. случаев растрат, 4,6 тыс. – вымогательства, 2,7 тыс. случаев взяточничества. Все это говорит не только о состоянии атмосферы общества, но и о проблемах, вызванных резкой социальной дифференциацией внутри страны.

Социальное неравенство ведет к правовому неравенству. И хотя неравенства избежать невозможно, тем не менее, в Конституции Российской Федерации и федеральных конституционных законах провозглашен принцип равенства всех граждан перед законом и судом.

Вообще существует две крайние позиции в понимании равенства. Первая гласит, что все люди имеют равные права и возможности в доступе к материальным и духовным благам. Другая утверждает, что все люди разные по своим социально-демографическим и другим характеристикам (полу, возрасту, образованию, расе, национальности и т.д.) и могут быть равны только в одном – равенстве перед законом.

Равенство перед законом должно соблюдаться за счет самостоятельности судебной системы (независимость судей, их неприкосновенность и несменяемость), справедливости судебных процедур, через эффективный общественный контроль.

Но и эта точка зрения при более глубоком изучении оказывается не совсем однозначной. Анализ показывает существование двух основных типов неравенства, формального и неформального.

 

1. Формальные практики. Например, существует неравенство в привлечении к судебной ответственности судей, депутатов Федерального собрания РФ, лиц, занимающих некоторые государственные должности РФ. Исключения для них из правил предусмотрены в Конституции России, в федеральных законах. Сделано это для осуществления ими общественно-полезных функций в интересах всех членов общества [9, с. 110].

Отступлением от принципа формального равенства перед законом является предоставление различного рода льгот, привилегий – например, для лиц, попавших в трудную жизненную ситуацию (беженцы и т.п.), беременных женщин, инвалидов, а также лиц, обладающих определенным правовым статусом (военнослужащие, работники правоохранительных органов, государственные гражданские служащие).

Таким же отступлением являются ограничения прав и свобод, предусмотренные законодательством – для лиц, выполняющих особо важные задачи (государственные служащие), либо имеющих определенного рода объективные обстоятельства (судимость, недееспособность), либо получивших по закону дополнительную ответственность, тем самым освобождающихся от определенных видов юридической ответственности, т.е. в отдельных случаях лицо, совершившее противоправное деяние, может быть освобождено от ответственности, не привлекаться в судебном порядке.

Нарушается принцип равенства и в гражданских правоотношениях – между товаропроизводителями и потребителями. При максимальном удовлетворении интересов потребителя его правовая защита от произвола производителя носит либеральный характер, закон более «снисходителен» к производителю благ, при попрании интересов потребителя закон становится более «жестким».

Эти формально-юридические основания нарушения принципа равенства перед законом служат одним из поводов для возникновения негативного мнения о деятельности судов. Согласно данным опроса ВЦИОМ, в октябре 2013 года почти половина опрошенных (47 %) не одобрили работу судебной системы [10]. Результаты другого исследования, проведенного Фондом общественного мнения (ФОМ) 28.07.2013 [11], свидетельствуют о том, что респонденты на вопрос «чем руководствуются суды, когда принимают решения» отметили следующее: законом – 51 %, указаниями вышестоящих судов – 21 %, обвинительным заключением – 21 %, мнением администрации области, края, республики – 18 %.

Поэтому опрошенные считают, что достаточно часто выносятся несправедливые приговоры (37 %) и только каждый пятый отметил – «достаточно редко».

При этом судью считают честным, справедливым человеком – 17 %, взяточником, алчным и жадным – 15 %.

Исследование ФОМа говорит о том, что чаще всего нарушаются права бедных (21 %), пенсионеров и инвалидов (15 %), малограмотных людей в вопросах права (8 %). Причем нарушаются самые ценные права – на бесплатную медицинскую помощь, труд и его материальное вознаграждение, справедливый суд [12].

 

2. Неформальные практики. Очень часто права граждан нарушаются осуществлением самой процедуры правосудия, их права на защиту. У каждого гражданина свой собственный социальный ресурс, его возможности определяются уровнем социального равенства (неравенства) в конкретной социальной системе.

Например, банкир N за драку с другим бизнесменом во время телеэфира был приговорен к испытательным работам. Он должен был отработать 150 часов в Тульской области. Банкир взял себе четырех помощников для благоустройства детской площадки.

Эта отработка привлекла внимание журналистов и благодаря этому превратилась в шоу. (Был соблюден закон медиакратии – нельзя быть скучным. – Л. Ионин, 2010 г.)

Налицо инсценирование равенства перед законом, инсценирование торжества справедливости. Хотя банкиру могла бы быть и предъявлена, например, статья «хулиганство», а там и иное наказание.

В то же время безработные, лица без определенного места жительства, несовершеннолетние, лица находящиеся в заключении не обладают ресурсом, находящимся в распоряжении банкира N, и за подобные действия им могло бы грозить другое наказание.

Справедливость судебных решений (в конечном счете – равенство перед законом), по мнению судьи Конституционного суда в отставке Т. Г. Морщаковой, зависит также от правоприменительной практики.

На сегодня не решена задача обеспечения самостоятельности судебной власти в целом и независимости судей в частности. Независимость нарушается процедурами назначения, ситуациями, которыми судья руководствуется, попадая в судебную систему (например, лишение иммунитета судьи проводится самим судебным сообществом – т.е. органом судебной бюрократии, ролью председателей судов в системе привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, его назначению) [13].

Выводы Т. Г. Морщаковой нашли подтверждение в исследовании В. В. Волкова «Как работают суды общей юрисдикции в России: результаты эмпирических исследований». Он провел анализ 1,5 млн судебных решений за 2009 год и первую половину 2010 года. Его исследование показало, что равенство перед законом – достаточно искусственная ситуация [14]. В исследуемый период перед судами предстало по роду занятий: безработные – 60 % (936264 чел.), рабочие – 20 %, т.е. 80 % – это люди с наиболее низким социальным статусом. Среди подсудимых 15 тысяч предпринимателей, 3,8 тысяч – работников правоохранительных органов, 116 тысяч студентов. Налицо пирамида, с основанием в социальных низах.

Эти цифры подтверждаются статистическими данными МВД и Генеральной прокуратуры России – в 2012 г. среди выявленных преступников 65,6 % – люди без постоянных источников дохода (674,7 тыс. чел.), рабочих – 18,9 % – (190,6 тыс. чел.) – в сумме это более 85 % – т.е. тенденция сохраняется, более того идет увеличение этой социальной группы.

Анализ оправдательных приговоров также показывает определенные социальные различия. Например, у правоохранителя шанс получить оправдание в мировых судах по частному обвинению на 18 % выше, чем у безработного. В целом высокостатусные группы имеют серьезные преимущества, позволяющие смягчить наказание, т.е. и в этом случае равенство перед законом отсутствует. Объяснения подчас чисто организационные, психологические.

Например, в соответствии с требованиями закона суд должен учитывать личность подсудимого. Кто даст положительную характеристику безработному? Либо необходимы средства на оплату услуг адвоката. Чем располагают безработный или рабочий? И так далее. А корпоративная солидарность – некоторые судьи выходцы из прокуратуры, полиции, органов следствия. Кому у них больше веры?

Возьмем данные за период с 10 января по 28 ноября 2013 года – решения Свердловского областного суда (апелляционная инстанция) по жалобам на неправомерные действия (бездействия) – органов государственной власти, органов местного самоуправления. Всего было подано 750 апелляций, из них рассмотрено 737. Решение нижестоящего суда было оставлено без изменения в 68,5 % случаев, в 23,7 % было отменено полностью либо частично, остальные решения связаны с прекращением производства или с изменением решения.

Другой пример. Кассационная инстанция по уголовным делам. В Свердловском областном суде с 25 октября по 25 ноября 2013 года было рассмотрено 186 дел. В 68,6 % случаев приговор оставлен без изменения, 24,1 % – изменен, 3,6 % – пересмотрен, 3,6 % – отменен [15].

Удивительное совпадение. Разные дела, разное производство, а тенденции схожи.

Анализ всех приведенных исследований позволяет сделать вывод, что правовое неравенство – реально существующий социальный факт, вытекающий из социального неравенства в современной России, а все рассуждения о равенстве перед законом – очередная мифологема, призванная оправдать реальную нехватку социальных и иных ресурсов для всего населения страны, а также существующую систему перераспределения материальных и духовных благ.

Литература

  1. Шкаратан О.И. Социология неравенства. Теория и реальность, М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2012.
  2. Ритцер Дж. Современные социологические теории. 5-е изд. СПб.: Питер, 2002.
  3. Деррида Жак. Призраки Маркса. Государство долга, работа скорби и новый Интернационал / Пер. с франц. Б. Скуратова под общ. ред. Д. Новикова. М.: Logos-аltera, издательство «Ecce homo», 2006.
  4. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 39. М., 1983.
  5. Бобков В.Н. и др. Неравенство в распределении доходов и уровне бедности населения: межстрановые сопоставления // Вопросы статистики. 2011. № 6. С. 47–54. См. также: Стенограмма заседания экспертной группы № 9 «Сокращение неравенства и преодоление бедности» от 31 мая 2011 года, «Стратегия 2020» [электронный ресурс]. URL: http://www.pandia.ru/text/77/241/45935.php (дата обращения 14.12.2013).
  6. Мировое благосостояние снизилось. Мнение аналитиков банка Credit Suisse. Credit Suisse Research Institute опубликовал ежегодный отчет – Global Wealth Report 2012, посвященный анализу общих тенденций благосостояния в мире [электронный ресурс]. URL: http://forexaw.com/NEWs/WorldEconomy/Opinion_analysts_experts/154182 (дата обращения 14.12.2013).
  7. Корсантия А. Латентность убийств в современной России // Уголовное право. 2011. № 1. С. 84–94.
  8. МВД о преступности в России за 2012 год [электронный ресурс]. URL: http://mvd.ru/presscenter/statistics/reports/item/804701. (дата обращения 14.12.2013).
  9. Научно-практический комментарий к Конституции РФ. М., 2001.
  10. ВЦИОМ. Мнения: Одобрение деятельности общественных институтов, октябрь 2013 г. [электронный ресурс]. URL: http://wciom.ru/ratings-social-institutions/. (дата обращения 03.11.2013).
  11. «ФОМнибус» – опрос граждан РФ от 18 лет и старше. 28 июля 2013: Работа судов и судей. Россияне рассуждают о работе судов, судей и примеряют на себя эту профессию,13 августа 2013г. [электронный ресурс]. URL: http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/11033. (дата обращения 03.11.2013).
  12. «ФОМнибус»-опрос граждан: Самые ценные права человека. Оценка россиян возможности восстановить справедливость в случае нарушения прав человека, 13 августа 2013 г. [электронный ресурс]. URL: http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/11034. (дата обращения 03.11.2013).
  13. Сегодня не решена задача обеспечения самостоятельности судебной власти и независимости судей. Интервью с Тамарой Георгиевной Морщаковой. 08 декабря 2008, 10:55 [электронный ресурс]. URL: http://polit.ru/article/2008/12/08/sud. (дата обращения 03.11.2013).
  14. Волков В.В. Как работают суды общей юрисдикции в России: результаты эмпирических исследований, 30 августа 2013. [электронный ресурс] URL: http://polit.ru/article/2013/08/30/anons_volkov (дата обращения 04.11.2013).
  15. Банк судебных решений Свердловского областного суда. [электронный ресурс]. URL: http://oblsud.svd.sudrf.ru/modules.php?name=bsr. (дата обращения 14.12.2013).

Bibliography

  1. Shkaratan O. I. Sociology of inequality.  Theory and reality, M.:  Publishing house of Higher School of Economics, 2012.
  2. 2.   Rittser J.   Modern sociological theories.   5th prod.   SPb.   :   St. Petersburg, 2002. 
  3. Derrida Jacques.  Marx's ghosts.  The debt state, work of grief and new International of the Lane with fr. / B. Skuratov's Translation under D. Novikov M. general edition:  Logos-altera, Ecce homo publishing house, 2006.
  4. Lenin V. I.  Complete works.  T.39.  Moscow, 1983.
  5. Bobkov V. N., etc. Inequality in distribution of the income and level of poverty of the population: intercountry juxtaposition.//statistics Questions, 2011, No. 6, page 47-54. See also: The shorthand report of meeting of expert group No. 9 "Reduction of an inequality and poverty overcoming" of May 31, 2011, "Strategy 2020" [an electronic resource]. URL: http://www.pandia.ru/text/77/241/45935.php (date of the address 14.12.2013).
  6. World welfare decreased. Opinion by analysts of Credit Suisse bank. Credit Suisse Research Institute published the annual report – Global Wealth Report 2012 devoted to the analysis of the general tendencies of welfare in the world [an electronic resource]. URL: http://forexaw.com/NEWs/WorldEconomy/Opinion_analysts_experts/154182 (date of the address 14.12.2013).
  7. Korsantiya A. Latency of murders in modern Russia//Criminal law. 2011. No. 1. Page 84 – 94.
  8. Ministry of Internal Affairs about crime in Russia for 2012 [an electronic resource]. URL: http://mvd.ru/presscenter/statistics/reports/item/804701. (date of the address 14.12.2013).
  9. The scientific and practical comment to the Constitution of the Russian Federation. M, 2001.
  10. All-Russian Public Opinion Research Center. Opinions: approval of activity of public institutes, October, 2013 [an electronic resource]. URL: http://wciom.ru/ratings-social-institutions/. (date of the address 03.11.2013).
  11. "Fomnibus" – poll of citizens of the Russian Federation of 18 years also is more senior. On July 28 2013: Work vessels and judges. Russians argue on a work of the courts, judges and try on itself this profession, on August 13, 2013 [an electronic resource]. URL: http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/11033. (date of the address 03.11.2013).
  12. "Fomnibus" - poll of citizens: The most valuable human rights. Assessment of Russians of opportunity to restore justice in case of human rights violation, on August 13, 2013 [an electronic resource]. URL: http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/11034. (date of the address 03.11.2013).
  13. Today the problem of ensuring independence of judicial authority and independence of judges isn't solved. Interview with Tamara Georgiyevna Morshchakova. On December 08, 2008, 10:55 [electronic resource]. URL: http://polit.ru/article/2008/12/08/sud. (date of the address 03.11.2013).
  14. Wolves V. V. How courts of law in Russia work: results of empirical researches, on August 30, 2013. [electronic resource] URL: http://polit.ru/article/2013/08/30/anons_volkov (date of the address 04.11.2013).
  15. Bank of judgments of Sverdlovsk regional court. [electronic resource]. URL: http://oblsud.svd.sudrf.ru/modules.php? name=bsr. (date of the address 14.12.2013).

Berzin B.Yu.

Social and legal inequality: attempt for the deconstruction of the governing paradigm

Article is devoted to problems of a social and legal inequality in modern Russia. The author provides data on extent of social differentiation in the Russian society and analyses formal and informal practices inherent in legal system. On the basis of the given researches, the article draws the conclusion about a legal inequality, as the real-life social fact, defined by system of a social inequality.

Key words: informal practiciansrights of citizenslegal inequalitysocial stratificationsocial inequalityjudicial systemformal practicians.
  • Социальное неравенство


Яндекс.Метрика