Законодательное регулирование государственно-конфессиональных отношений в России на рубеже XX-XXI веков

Антонова О.И. , Колесникова К.И.

УДК 342.724
ББК 67.400.3-32

В статье рассматривается нормативное регулирование и регламентация государственно-конфессиональных отношений в Российской Федерации, их трансформация в течение последних двух десятилетий. Выявляются несоответствия принятых и действующих законов и социальных практик,  характерных для взаимодействия религиозных объединений в поликонфессиональном российском пространстве.

Ключевые слова: взаимодействие религиозных объединенийгосударственно-конфессиональные отношениянормативное регулирование.

Отличительными чертами социальной жизни российского общества последнего десятилетия XX – первого десятилетия XXI веков явились: снятие действовавших в течение 70 лет законодательных ограничений на деятельность религиозных объединений; не только юридическое, но и фактическое обеспечение реализации права на свободу вероисповедания; кардинальное изменение роли религиозных объединений в жизни общества, активизация их деятельности, изменение характера государственно-конфессиональных отношений.

В научной литературе при характеристике отношений государства и религиозных объединений используется понятие «государственно-конфессиональные отношения», под которыми обычно понимают совокупность исторически складывающихся и изменяющихся форм вза­имосвязей между институтами государства с одной стороны, и институциональными образованиями конфессий (религиозными объединениями, религиозными общностями, конфессиональными учреждениями), с другой стороны. В основе государственно-конфес­сио­наль­ных отношений лежат законодательно закрепленные представления о месте религии и религиозных организаций в жизни общества, их функциях, о сферах деятельности и компетенции всех субъектов этих отношений.

Предметом государственно-конфессиональных отношений являются: реализация конституционного права человека и гражданина на свободу совести и вероисповедания; осуществление гарантированных законом прав религиозных объединений; реализация конституционного принципа отделения религиозных объединений от государства, светского характера образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, а также в учреждениях культуры, здравоохранения, государственных СМИ и других; обеспечение взаимодействия государственных и муниципальных органов власти и религиозных объединений в осуществлении социально значимых программ.

Одной из проблем при осуществлении взаимодействия религиозных объединений с институтами государства является недостаточная проработанность  со стороны органов государственной власти нормативной базы данного взаимодействия, вследствие чего возникают трудности при государственном регулировании деятельности религиозных объединений, определении «границ допустимого влияния» при их участии в жизни государства и общества.

Государство закрепляет свои отношения с религиозными объединениями в Конституции и в специальном законодательстве о свободе совести и вероисповеданий. В отдельных случаях законодательство дополняется соглашениями о сотрудничестве между какими-либо государственными институтами и конкретными церквами.

Важными особенностями общественно-политической ситуации Рос­сии начала 1990-х гг. явились отказ от идеологии государственного атеизма, признание религии в качестве важной составляющей совре­мен­ной социальной жизни, шаги, предпринятые властью с целью установления конструктивного диалога с руководителями разных конфессий. Законом «О свободе вероисповеданий», принятом в 1990 г., а затем и вступившим в силу 1 октября 1997 г. Законом «О свободе совести и религиозных объединениях» [1] была создана основа для взаимодействия государства и религиозных объединений, фактической реализации принципа свободы совести.

Кроме того, важнейшие сдвиги во взаимоотношениях с западным миром потребовали привести российское законодательство, регулиру­ю­щее деятельность религиозных объединений, в соответствие с подписанными страной международными соглашениями. Необходимо отметить, что существует целая группа международных документов, включающих в себя нормы, закрепляющие положение о равенстве людей не­зависимо от их вероисповедания, об их праве на свободу совести. Эти документы закрепляют обязанность государства обеспечить соблюдение прав людей на свободу совести. Именно эта группа правовых документов и является той основой, опираясь на которую государственные органы любой страны и должны строить свои взаимоотношения с религиозными объединениями на своей территории.

Среди наиболее важных международных нормативно-правовых актов необходимо отметить Всеобщую Декларацию прав человека, Пакт об экономических, социальных и культурных правах, Пакт о гражданских и политических правах, Европейскую Конвенцию о защите прав и основных свобод человека, которые не допускают дискриминации в пользовании правами и свободами на основании расы, цвета кожи, национальности, происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам. В Европейской социальной хартии подчеркивается, что «уважение прав и свобод человека будет осуществляться без дискриминации по тем четырем основаниям - раса, пол, язык и религия, - которые содержатся в Уставе ООН». Статья 1 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 1981 г. провозглашает, что «каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободу иметь религию или убеждения любого рода по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и выражать убеждения как единолично, так и сообща с другими» [2, Ст.1].

Впервые в российской истории Закон 1990 г. «О свободе вероис­по­веданий» провозгласил, что свобода религии представляет собой «не­отъемлемое право граждан». В преамбуле он интерпретировал это как «свободу совести и свободу вероисповедания» [3]. Другой важнейшей чертой Закона 1990 г. являлась четкость формулировки положения об от­делении церкви от государства. Однако, в отличие от советского законодательства, которое стремилось обеспечить отделение религии от общества, Закон 1990 г. не содержал в себе положений, которые могли бы ограничивать религиозное самовыражение в общественной сфере.

С целью оптимизации государственного регулирования  деятель­но­­сти религиозных объединений, Закон 1990 г. полностью признавал право на религиозную деятельность без предшествующей регистрации. Закон 1990 г. запрещал организацию специальных учреждений для наблюдения за деятельностью религиозных объединений. Из этого следовало, что все предыдущие распоряжения и уставы всех государственных органов, которым позволялся контроль над религией, аннулировались. Наконец, Закон содержал положения о недопущении государственного статуса какой-либо религии. С одной стороны, эти положения должны были обеспечивать равенство всех верующих, которое понималось как равное право свободно исповедовать свою религию и как равное положение этих религий по отношению к государству. С другой стороны, это отражало заботу законодателя о том, чтобы обеспечить светский характер государства; государственным чиновникам запрещалось создавать особо благоприятные условия для отдельных религий.

Конституция Российской Федерации 1993 г. подтвердила принципы Закона 1990 г. и подчеркнула, что «Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом» [5, Ст. 14].

Однако светский характер государства, отделение религиозных организаций от государства не означают их отделения от общества. Религиозные объединения взаимодействуют не только с людьми,                                                     являющимися их членами, но и с общественными объединениями, предприятиями и учреждениями, в том числе и государственными, по широкому кругу вопросов, затрагивающих интересы как религиозных, так и нерелигиозных людей. Речь идет о духовно-нравственном  и патриотическом воспитании, в том числе детей и молодежи, укреплении семьи, благотворительной деятельности, поддержке социально незащищенных слоев населения, сохранении ценностей национальной культуры.

Кроме того, Конституция РФ провозглашает принцип свободы совести, свободы вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом» [4, Ст. 45].

Установления Закона 1990 г. и Конституции 1993 г. развивались в целом ряде законодательных актов, призванных регулировать разные сферы социальной жизни. Так, Гражданский кодекс РФ включил статьи о статусе религиозных объединений как некоммерческих организаций; Федеральный закон «Об образовании» содержит положения о религиозном образовании; Закон «О СМИ» регулирует участие религиозных организаций в деятельности средств массовой информации. Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» и Устав государственной службы в Российской Федерации содержат специальные правила, требующие, чтобы правительственные чиновники и государственные служащие не нарушали принципы отделения церкви от государства через использование своего положения для формирования того или иного отношения к религии в целом и к отдельным конфессиям.

В настоящее время базовым законом Российской Федерации в сфере государственно-церковных отношений является закон «О свободе совести и религиозных объединениях», принятый Государственной Думой РФ 19 сентября 1997 года. Он регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также правовое положение религиозных объединений.

Федеральный закон подтверждает основные нормы международных договоров и Конституции РФ о праве на свободу совести и свободу вероисповедания: «В Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними» [1, Ст. 3], а также на защиту своих прав и свобод.

В Федеральном законе содержится определение религиозного объединения: «религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей» [1, Ст. 6]. Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций. Федеральный закон устанавливает права и обязанности религиозных объединений, правила их регистрации и ликвидации.

Статья 72 Конституции РФ устанавливает, что защита прав и свобод человека и гражданина (в том числе свободы совести и вероисповедания) относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Так, например, специфические особенности механизма защиты прав на свободу совести в Свердловской области определяются областным законом «Об осуществлении деятельности религиозных объединений и их представителей на территории Свердловской области» от 12 июля 1999 года №16-ОЗ (ред. от 22.12.2000 № 52-ОЗ).

Действующий Областной закон на основании законодательства Российской Федерации и Свердловской области определяет порядок уча­стия органов государственной власти Свердловской области и органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, в деятельности по реализации прав граждан на свободу совести и вероисповедания, а также закрепляет правовые основы деятельности религиозных объединений на территории Свердловской области.

Вопросами взаимодействия с религиозными объединениями занимаются различные органы государственной власти на разных её уровнях. На федеральном уровне созданы и действуют: Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, Комиссия по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации, соответствующие комитеты в Государственной Думе и в Совете Федерации Федерального Собрания. Ва­ж­но отметить, что на разных уровнях власти действуют консультативные органы по вопросам религиозных объединений.

В настоящее время Консультативный совет неправительственных организаций при комитете Государственной Думы ФС РФ по международным делам преобразован в Совет неправительственных организаций при Председателе Государственной Думы ФС РФ, и утверждено Положение о нем [5]. Совет является общественным координирующим, экспертным, аналитическим органом, опирающимся в свой работе на взаимодействие неправительственных и религиозных организаций, с одной стороны, и органов государственной власти, с другой. Совет создан для обеспечения конструктивного взаимодействия гражданского общества и государственной власти, более активного привлечения неправительственных организаций к законотворческому процессу.  Это позволит в определенной мере перевести взаимодействие государства и общественных организаций из сферы участия последних в реализации социальной политики в сферу влияния на ее разработку.

Хотелось бы отметить, что законодательство в сфере государственно-конфессионального взаимодействия направлено на урегулирование скорее формальных вопросов. Однако в рамках нормативно-правового подхода закрепляются возможные пути сотрудничества религиозных институтов и государства, основы их взаимодействия.

Проблемы взаимодействия религиозных общностей и государства сегодня становятся все более актуальными. В связи с этим в СМИ и научной литературе поднимаются такие вопросы, как правовые аспекты государственно-конфессиональных отношений, формы и виды сотрудничества, особенно в социальной сфере, которая является основной в партнерских отношениях религиозных объединений и государства.

Религиозные объединения – это не просто объект управленческого воздействия со стороны государства, а реальный субъект-участник государственной социальной политики.

Религиозные общности действуют не «под давлением» государства, а прежде всего на доктринальных основаниях, изложенных в священных книгах разных религий, а также в богословских трудах и социальных концепциях  конфессий. В настоящее время официальными церковными социальными доктринами, в которых закреплены основы взаимодействия тех или иных религиозных организаций и государства, обладают практически все активно функционирующие в России конфессиональные объединения. Свои концепции были выражены и опубликованы Русской Православной Церковью Московского Патриархата [6], представителями мусульманства [7], протестантизма [8] и иудаизма [9]. Данные социальные концепции и доктрины являются своеобразными соглашениями о границах допустимого влияния между государством и конкретными церквами.

Исследователи подчеркивают, что негосударственные организации лучше надзорных и контрольных государственных органов знают «узкие» места в системе правоприменения, способны привлекать внимание законодателя и нормотворца к порокам государственной правоохраны, к участию конкретных людей, подключая и международные органы к защите прав граждан. Они не только выступают производителями благ, но и выполняют координационные функции в социальной и политических сферах, часто служат «организационными площадками» взаимодействия, связывающего членов отдельных социальных групп и эти группы между собой [10, с. 13-14].

Подводя итог, хотелось бы отметить, что законодательство в сфере государственно-конфессиональных отношений в современной России еще далеко от совершенства, существует достаточное количество несоответствий между принятыми законами и социальными практиками, что требует дальнейшей более тщательной проработки нормативной базы регламентации и регулирования государственно-конфессиональных отношений.

Литература

  1. О свободе совести и религиозных объединениях: Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. №125-ФЗ // СЗ РФ. 29.09.1997. №39.
  2. Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений [Электронный ресурс]. Принята 25.11.1981 Резолюцией 36/55 на 73-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  3. О свободе вероис­по­веданий [Электронный ресурс]. Закон РСФСР от 25.10.1990 N 267-1 (ред. от 27.01.1995). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  4. Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 февраля 1999 года с историко-правовым комментарием. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – 80 с.
  5. Распоряжение Председателя Государственной Думы РФ от 23 апреля 2001 г. № 170-р-1.
  6. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2000.
  7. Основные положения социальной программы российских мусульман. М., 2001.
  8. Евангельские Христиане Баптисты. М., 1997; Концепция развития взаимоотношений Церкви Христиан Веры Евангельской Пятидесятников с государством и его социальными институтами для обеспечения свободного развития и достойной жизни человека. М., 2002; Основы социального учения Церкви Христиан Адвентистов Седьмого Дня в России. М., 2003; Социальная позиция протестантских церквей в России. М., 2003; Социальная концепция Церкви Христиан Веры Евангельской «Победа» // Христианин. –2005. Апрель - №4. – С. 7.
  9. Основы социальной концепции российского иудаизма. М., 2003.
  10. Лепихов М.И. Конституционно-правовое содержание понятия «социальная защита населения» // Закон и право. – 2005. - №11. – С. 13-14.

Bibliography

  1. On Freedom of Conscience and on Religious Associations: The Federal Law of September 26, 1997 . №125-FZ // SZ RF. 29.09.1997. №39.
  2. The Declaration on Liquidation of All Forms of Intolerance and Discrimination on the Basis of Religion or Convictions [e-resource]. Adopted on November 25, 1981 by the Resolution 36/55 on the 73-d plenary meeting of the United Nations General Assembly. Access: reference and legal system “KonsultantPlus.”
  3. On Freedom of Religion [e-resource]. The Law of the RSFSR of October 25, 1990 N 267-1 (edited on 27.01.1995). Access: reference and legal system “KonsultantPlus”.
  4. The Constitution of the Russian Federation. The Official Text on February 1, 1999 with historic and legal comments. - M.: Publishing Group NORMA-INFRA-M, 1999. – 80 p.
  5. The Decree of the Chairman of the State Duma of the Russian Federation of April 23, 2001. № 170-р-1.
  6. The Foundations of the Social Conception of the Russian Orthodox Church. М., 2000.
  7. The General Statutes of the Social Program of the Russian Muslims. М., 2001.
  8. Evangelical Baptist Christians. М., 1997; The Conception of Development of Interaction of the Pentecostal Church of Christian Evangelical Faith and the State and its Social Institutions for Providing Free Development and Decent Human Life. М., 2002; The Foundations of the Social Learning of the Seventh-Day Adventist Church in Russia. М., 2003; The Social Position of the Protestant Churches in Russia. М., 2003; The Social Conception of the Church of Christians of Evangelic Faith “Victory” // Khristianin. – April 2005. - №4. – P. 7.
  9. The Foundations of the Social Conception of the Russian Judaism. М., 2003.
  10. Lepikhov M.I. Constitutional and Legal Content of the notion “social protection of the population” // Zakon i Pravo. – 2005. - №11. – P. 13-14.

Antonova A.I., Kolesnikova K.I.

Legal regulation of the state and confession relationships in Russia at the turn of XXI-th century

The article considers the legal regulation and regulatory activity in state and confession relationships in the Russian Federation, their transformation over the last two decades.  The article finds out the contradictions of adopted and acting laws and social practices, typical for interaction of religious associations in polyconfessional Russian space.

Key words: religious associations interactionstate and confessional relationslegal regulation.
  • Социологические науки


Яндекс.Метрика