Религиозное образование как поле взаимодействия государства и церкви

Боброва О.В.

УДК 316.74:2
ББК 60.563.05

Статья содержит результаты исследований религиозного образования, проводимых автором с 2001 по 2012 гг. Исследуются проблемы взаимодействия  государства и Церкви в условиях современной российской действительности. Особое внимание уделяется рассмотрению особенностей развития теологического образовании в России за последние десять лет.

Ключевые слова: взаимодействие государства и Церквирелигиозное образованиесветское образованиетеология.

Проблемы взаимодействия государства и Церкви в условиях современной российской действительности проявляются как на уровне всего социума, так и на уровне отдельно взятых социальных общностей.

На наш взгляд, рассуждая о политике государства в данной сфере, необходимо уделять отдельное внимание проблемам  религиозного образования. Наиболее часто дискуссия развивается вокруг вопроса – «пускать или нет Церковь в школу»? Между тем, существуют не менее важные аспекты этой проблемы, на одном из них хотелось бы остановиться.

В соответствии с законодательством РФ все граждане страны равны перед законом в своих правах и обязанностях. В частности – все имеют право на образование,  которое очень часто становится залогом успешной карьеры и благополучия человека. Но существует один нюанс – в нашей стране признается, прежде всего, государственное образование. В противном случае человек становится неконкурентоспособным на рынке труда. В такую «незащищенную» группу попадают в настоящее время выпускники множества религиозных школ нашей страны.

Сегодня даже в элитных духовных школах, несмотря на внедрение в программы и планы ряда общеобразовательных светских предметов, студенты получают преимущественно знания в сфере богословия, истории Церкви и навыки служения. Возможность подготовки к профессиональной светской деятельности не предусматривается, что в условиях глобализации общества, его динамизма затрудняет будущую внецерковную жизнь выпускников. Реализуя свою миссию подготовки служителей Церкви, духовные учебные заведения не учитывают личные интересы воспитанников, которые могут выражаться и в стремлении к получению светских профессий.      

Следовательно, в перспективе, если Церковь сосредоточит свое внимание на развитии исключительно духовного образования, а точнее его структуры, вне  взаимодействия со светским, то рискует не только безнадежно отстать от общего уровня развития современного образования, но и снизить эффективность собственно духовного образования.

Конечно, задачей государственного образования не является подготовка кадров для Церкви. Тем не менее, сотрудничество в деле «насыщения» религиозного образования светскими дисциплинами вполне целесообразно. В то же время ряд действий субъектов управления образованием направлен не на усиление светского компонента в религиозном образовании, а, напротив, на подготовку кадров для РПЦ в рамках теологических факультетов.

В государственный классификатор внесена специальность «Теология». Создано отделение Теологии в УМО (учебно-методическое объединение) государственных университетов России. Министерством образования Российской Федерации разработан и утвержден государственный стандарт по направлению «Теология». Разработаны необходимые программы, создано значительное количество учебных пособий. Получается, что богословие получило права гражданства в системе высшего государственного образования, и вновь после 1917 г. в государственных вузах стало возможным начать подготовку дипломированных бакалавров и магистров, сочетающих гуманитарное и богословское образование. Ещё в  2001-2002 учебном году занятия на вновь созданных теологических факультетах и отделениях велись в десяти государственных вузах:

  • в Омском государственном университете
  • в Дальневосточном государственном университете (Владивосток)
  • в Алтайском государственном университете (Барнаул)
  • в Российском государственном профессионально-педагогическом университете (Екатеринбург)
  • в Белгородском государственном университете
  • в Тульском государственном университете
  • в Тульском государственном педагогическом университете
  • в Рязанском педагогическом государственном университете
  • в Саровском физико-техническом институте
  • в Орловском государственном университете.

 

После открытия названных теологических факультетов Министерство юстиции отменило решение об их открытии в государственных вузах на основании того, что подобное положение нарушает законы «Об образовании» и «О свободе совести и о религиозных объединениях». Однако работа по подготовке теологов в рамках светских учебных заведений реально продолжалась. Более того, сегодня эти школы уже перешагнули 10-летний юбилей.

В 2013 году в России уже 36 вузов, в том числе 21 государственный, выдают дипломы бакалавров и магистров теологии [1].

 Открытие теологических факультетов вызвало ряд резких и жестких критических комментариев в научно-философской среде. Их суть заключалась в том, что в светском образовании не могут присутствовать специальности, обладающие конфессиональной направленностью, поскольку они не опираются на строго научное знание.

Подобное несоответствие вызвано, на наш взгляд, проявлением институциональных дисфункций в законодательной сфере в отношении религиозного образования что, несомненно, свидетельствует о необходимости совершенствования законодательной базы религиозного образования.

Между тем, согласно Приказу № 1010 от 06.04.2000 Министерства образования и науки Российской Федерации , специальность 520200 «Теология» была расположена в разделе 520000 «Гуманитарные и социально-экономические науки» Перечня направлений подготовки и специальностей высшего профессионального образования .

В последующем, после принятия Приказа Минобрнауки России «Об утверждении и введении в действие федеральных государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования», специальность Теология (квалификация (степень) «магистр» и «бакалавр») должна была быть изменена на № 033400 того же раздела. 

Это произошло 17 января  2011 года, когда   Министр образования и науки России А. А. Фурсенко издал Приказ № 49 «Об утверждении и введении в действие федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки 033400 Теология (квалификация (степень) „магистр“)»  . Согласно стандарту, «образование специалистов теологии не преследует цели подготовки священнослужителей». Но аккредитованные Министерством образования и науки духовные школы Русской православной церкви помимо богословского диплома об окончании семинарии церковного образца выдают дипломы «бакалавра теологии» государственного образца , так как в курсе «Сравнительное богословие» они изучают и основы других религий [1].

По нашему мнению,  сегодня уже не имеет смысл ставить вопрос о целесообразности существования подобных факультетов в современной России. Так или иначе,  это уже свершивший факт, который мы можем только констатировать. 

Позицию РПЦ в отношении теологического образования достаточно четко сформулировал Святейший Патриарх Кирилл в своем выступлении на пленарном заседании совещания «Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества» 28 ноября 2012 года в конференц-зале гостиницы «Даниловская» в Москве:  «Посмотрим…  на этот вопрос с социологической точки зрения, имея в виду будущее нашего общества. Мы обучаем инженеров, экономистов, правоведов, учителей, управленцев — профессионалов в различных областях практической деятельности и науки. При этом мы говорим о необходимости сохранить гуманитарную науку и преподавательские кадры, без чего невозможно воспитать поколение культурных и креативных граждан, способных на участие в поступательном, инновационном развитии нашей страны. То есть речь идет о сохранении и повышении профессиональной и научной компетенции у выпускников высших учебных заведений, в том числе будущих преподавателей, об их всестороннем образовании.

И вот представьте: у нас будут компетентные специалисты в разных областях знания, науки и культуры, за исключением… специалистов в области религии — в то самое время, когда 80% населения крещено в православной вере и 69% населения России заявляют, что они имеют связь с Русской Православной Церковью. Добавьте к этому более 10 млн. мусульман. И получается, что абсолютное большинство людей, граждан нашей страны, имеет отношение к религии, а научного изучения религии в высших учебных заведениях практически не существует. Не существует такой важной сферы знаний, исторически возникшей и включенной в университетские программы Западной Европы, как теология.

Чем это грозит? Это грозит тем, что в новой исторической ситуации, когда все большее число наших граждан обращается к религии и переживает ее значимость в личной и общественной жизни, у многих людей будет формироваться искаженная или радикальная религиозность, способная нанести огромный урон личности, государству и обществу. Мы индексируем рост такой религиозности — и не только в исламском, но и в православном сообществе.

Нам надо осознать очень важную вещь: теология в вузе — это не экзотическая образовательная дисциплина, не прихоть каких-то представителей Церкви, не попытка вторгнуться в чужое пространство, чтобы навязывать религиозное мировоззрение и чинить препятствия в преподавании традиционных научных дисциплин. Теология в вузах — это культурный императив для общества, которое долгое время было практически отчуждено от религии как особой сферы человеческого бытия.

Теология в высшей школе, то есть на высоком академическом уровне, соответствующем научному уровню гуманитарных и общественных дисциплин, — это и противоядие от распространения в обществе религиозного радикализма, который обычно развивается спонтанно, бесконтрольно и способен охватывать массы людей» [2].

Таким образом, распространение теологического образования понимается Церковью, наряду с прочим, как способ противодействия религиозному радикализму и экстремизму.

Теологическое образование, которое рассматривается нами как один из важнейших аспектов взаимодействия государства и Церкви, как мы видим, развивается сегодня в России на новом уровне. Возникновение  религиозных образовательных учреждений нового типа, по окончании которых выпускники имеют  возможность реализоваться как в светской, так и в религиозной сфере, где могут получать образование и будущие священнослужители, и миряне, является важным проявлением рассматриваемой нами тенденции взаимодействия светского и религиозного образования. Получение образования в таких учебных заведениях в какой-то мере позволит решить проблему профессионального самоопределения для людей, рассматривающих на определенном этапе своей жизни религиозную деятельность в качестве профессиональной.

Подобные учреждения стали открываться в течение  последних  десяти лет XX века и являются несколько нетипичными для российского православного религиозного  образования. К ним относятся, в первую очередь,  богословские институты. В Москве это Свято-Тихоновский богословский институт (имеет государственную аккредитацию), Библейско-богословский университет Святого апостола Андрея и Свято-Филаретовская московская высшая школа. В Санкт-Петербурге открылся Институт богословия и философии при обществе «Открытое христианство», Православный институт миссиологии и экуменизма, а также Санкт-Петербургская высшая религиозно-философская школа. Помимо названных учреждений существуют ещё два университета: Общедоступный пра­вославный университет и Российский православный университет Святого Иоанна Богослова (имеет государственную аккредитацию). Наиболее ярким примером названных образовательных учреждений является Свято-Тихоновский богословский университет (институт до 2004 г.), который был открыт в 1992 году в Москве.

Университет является первым в истории России высшим учебным заведением,  обеспечивающим богословское образование для мирян, которое  до настоящего времени можно было получить  только в духовных школах, имеющих целью подготовку клириков. Одновременно Университет ставит своей целью обеспечение высшего гуманитарного образования (историко-философские дисциплины, древние и новые языки и др.). За годы своего существования вуз развернул подготовку  по 17 государственным направлениям и специальностям. Выпускники данного учебного заведения получают государственные дипломы, чего ещё не смогли достичь  духовные академии, семинарии и училища. 

 Устройство Университета напоминает структуру светской высшей школы.  Среди особенностей данного вуза необходимо отметить, что гуманитарным дисциплинам  уделяется не меньшее внимание, чем вероучительным. Кроме этого, в этом вузе используется лекционно-семинарская форма обучения, что является нетрадиционной формой для религиозного образования, так как обычно в академиях и семинариях преобладает лекционно-опросная форма  построения занятий.

Университет, находясь на стыке двух видов образования - светского и религиозного,  является примером их успешного сотрудничества; между Московским государственным университетом и Свято-Тихоновским  богословским университетом заключен договор о сотрудничестве и безвозмездном использовании институтом площадей  университета.

В целом современное профессиональное религиозное образование пытается повысить свою эффективность: совершенствуется методика преподавания, привлекаются высококвалифицированные специалисты различных областей знания; расширяются блоки гуманитарных дисциплин, особое значение придаётся изучению иностранных языков; осуществляется взаимодействие со светскими образовательными учреждениями различных уровней (от вузов до школ и детских садов). Работа в русле концепции целостного гуманитарного образования, отвечающего традициям российской культуры в комплексе с христианским просвещением, является одной из базовых задач школ нового типа в профессиональном православном образовании.

Важной проблемой для религиозного образования в данном контексте является подготовка педагогических кадров. Именно недостаток педагогов объявляется разными управленческими структурами РПЦ одной из главных причин, по которым система религиозного образования не может получить должного развития.

Проблема подготовки религиозных педагогов решается сегодня по-разному. Ведется подготовка религиозных педагогов в учебных заведениях и организациях РПЦ, создаются объединения православных педагогов, что также является попыткой решения проблемы нехватки специалистов-педагогов в вопросах религии. Так, в частности, в Москве при обществе «Наследники Александра Невского» создан Союз православных педагогов [3, С.5]. Этот Союз ставит перед собой следующие задачи:

  • участие в экспертизе и рецензировании разработок, программ, методик и педагогических технологий, имеющих отношение к духовно-нравственному воспитанию подрастающего поколения;
  • создание программно-методической базы внедрения святоотеческого духовного наследия в образовательные учреждения. Такой научно-исследовательский коллектив уже действует при Институте общего образования Министерства образования РФ;
  • организация постоянно действующих курсов для повышения уровня знаний в области православного мировоззрения педагогов и других работников сферы образования;
  • создание методических разработок и обеспечение ими всех членов союза, консультативная помощь и поддержка.

 

Качество образования, которое можно получить  сегодня  в духовных образовательных учреждениях, должно отвечать требованиям времени, соотноситься с государственными образовательными стандартами, что возможно осуществить исключительно в рамках взаимодействия светского и религиозного образования. Анализ учебных планов Екатеринбургской духовной семинарии и планов гуманитарных специальностей Российского государственного профессионально-педагогического университета показал, что если блок общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин (иностранный язык, отечественная история, философия, русский язык и культура речи, психология и педагогика  и др.)  так или иначе воспроизводится в обоих планах, а в семинарии он даже несколько шире, чем в государственном вузе,  то  блок общих математических и естественнонаучных дисциплин (математика и информатика, концепции современного естествознания и др.) в плане семинарии полностью отсутствует, что, на наш взгляд, отражается  на качестве получаемого учащимися семинарий образования и является существенным препятствием для государственной аккредитации данных учебных заведений.  Одновременно это  можно истолковать и как целенаправленную образовательную акцию, поскольку многие естественнонаучные концепции могут быть прямо противоположны содержанию богословских дисциплин и, во избежание формирования противоречий в сознании учащихся, происходит отказ от их изучения.

Однако  необходимо не только пересматривать блоки образовательных дисциплин и приводить учебные планы духовных школ в соответствие со светскими государственными стандартами высшего образования, но и учитывать особенности социальной реальности, политику государства в данной области. На наш взгляд, проблему соотнесения двух видов образования для людей, получающих религиозное образование в неаккредитованных религиозных профессиональных учебных заведениях, в ближайшей перспективе можно решить следующим образом. Руководство  религиозных образовательных учреждений могло бы заключать договоры о предоставлении дополнительных  образовательных услуг светскими учебными заведениями. Учащиеся религиозных учебных заведений в таком случае могли бы получать дипломы духовных школ с дополнительными вкладышами – сертификатами, выдаваемыми государственными учебными заведениями, предоставляющими названные услуги.

Нами уже отмечалось, что  особенностью религиозного образования является консервативность, обусловленная спецификой   тех знаний и образа жизни, которые оно транслирует. Тем не менее, испытывая воздействие светского образования, меняющейся социальной ситуации,  современное религиозное образование становится более динамичным.   

Динамизм духовного образования на рубеже XX-XXI века в России обусловлен двумя процессами, на существование которых указали эксперты в ходе исследования. 

Во-первых, динамика проявляется в восстановлении и пересмотре методологии и содержания духовного образования. Об  этой проблеме в интервью сказал проректор Екатеринбургской духовной семинарии священник Пётр Мангилёв. Он отметил, что «мы имеем разрыв связей с традицией и опытом дореволюционной русской православной школы. Многое воссоздаётся, но многое и утрачено. В чём-то мы должны приумножать, а в чём-то и подниматься до уровня, который уже был когда-то достигнут. Каким образом? – Активной просветительской работой, всеми способами, какими можно способствовать восстановлению традиций».    Т.е. главная проблема здесь  заключается в оценке того, что необходимо возрождать, а от чего следует отказаться.

Во-вторых, динамика православного образования определяется подвижностью его структуры, её реформированием, о чем уже говорилось выше.

Религиозные деятели в своих позициях по отношению к развитию религиозного образования делятся на два основных  «крыла» - сторонников реформ и консерваторов.  «Реформаторы» утверждают, что в настоящее время назрела острая необходимость  в проведении реформы религиозного образования. В частности,  иеромонах Илларион (Алфеев) полагает, что необходима радикальная реформа российской православной духовной школы [4, C. 5-10]. Такая реформа, по его мнению, нужна, прежде всего, потому, что богословский уровень отечественных духовных семинарий и академий соответствует стандартам 2-й половины ХIХ века (хотя в чем-то уступает даже им).

Целью реформы духовных школ должно стать не только возвращение к традиционной модели богословской школы. Одновременно необходимо серьезное повышение научного уровня преподавания, что невозможно без введения в оборот основных достижений науки.

Для того чтобы российское богословское образование  приблизилось по своему уровню к современным стандартам, необходимо, с точки зрения иеромонаха Иллариона (Алфеева), пересмотреть  учебные программы. Наверстать упущенное за семьдесят лет будет нелегко: для этого потребуется немало усилий, но это необходимо сделать. Следует не только пересмотреть содержание традиционных дисциплин, но и ввести ряд новых: например, «мистическое богословие» (о видениях, мистике и т.п .) – курс, который мог бы сделать изучение догматики более интересным. «Пастырская психиатрия» - важная дисциплина, так как  в области психиатрии священники не могут быть невеждами.  Иногда им приходится сталкиваться с такими ситуациями, что сложно распознать, с чем имеешь дело: с  грехом уныния или психическим состоянием, требующим не епитимий, а углубленного лечения. Кроме этого, следует  возобновить преподавание некоторых дисциплин, которые были неоправданно забыты, например аскетику. К сожалению, в отечественных духовных школах пренебрегают и физическим воспитанием студентов, как чем-то принципиально несовместимым с духовностью, что одновременно усугубляется не всегда удовлетворительными условиями проживания и занятий. В результате этого студенты выходят из духовной школы с различными болезнями и недомоганиями, от которых им не удается избавиться в течение всей последующей жизни.

Помимо этого, по мнению иеромонаха Иллариона (Алфеева), необходим новый подход к некоторым аспектам учебного процесса, новые методы воспитания, новая трактовка дисциплинарных правил, новая концепция взаимоотношений между преподавателем и студентом. Духовные   семинарии и академии унаследовали от дореволюционной «бурсы» (духовной школы) некоторые воспитательные методы, от которых необходимо срочно избавляться.  Никакое возрождение духовного образования в Русской Церкви невозможно до тех пор, пока эти методы сохраняются, утверждает иеромонах Илларион (Алфеев). В обучении преобладает до настоящего времени лекционная и вопросно-ответная форма, что не требует от студента самостоятельной работы, а вынуждает его быть пассивным слушателем. Необходимо более активное введение практики семинарской работы, где происходит обмен мнениями, активизируется творческий потенциал студента. Также игнорируется в духовных школах практика спецкурсов, которая весьма распространена в светском образовании и позволяет более глубоко изучать тот или иной предмет. Будущего пастыря надо приучать самостоятельно мыслить, самостоятельно отвечать на вопросы, самостоятельно работать. К сожалению, приходится признать, что в некоторых духовных школах делается все, чтобы отучить человека мыслить и работать.

Иеромонах Илларион считает, что ключом к предполагаемой реформе духовного образования должна стать идея специализации. В магистратуре (академии), готовящей богословов-преподавателей духовных школ, студент сосредотачивается на своем предмете. При этом в течение первого года он должен посещать лекции по дисциплинам, непосредственно связанным с выбранной им темой, а в течение второго года  - писать магистерскую работу. В докторантуре  (аспирантуре), готовящей специалистов высокого класса в различных областях богословия, студент занимается только самостоятельной работой и написанием диссертации на избранную тему. Изложенная идея о магистратуре вполне соответствует современным процессам, происходящим в светском образовании, где магистерской и аспирантской подготовке в настоящее время уделяется особое внимание.   

Протоиерей Владимир Воробьев также придерживается позиции реформирования послевузовскогорелигиозного образования. В частности,  он полагает, что в системе послевузовских степеней в духовных школах целесообразно поменять местами кандидатскую степень с магистерской, как это сделано в государственной образовательной системе [5, C.5].

На наш взгляд,  рассмотренные идеи находятся в русле тенденции взаимодействия светского и религиозного образования. Понятно, что реформаторы заботятся о повышении качества образования, уровня подготовки будущих служителей Церкви. Тем не менее, в их позиции заслуживает внимания стремление готовить современных религиозных деятелей и служителей, которые сморят не в прошлое, а в будущее, способных к взаимодействию с верующими других конфессий, неверующими на основе принципов толерантности. Подобная позиция православных педагогов выступает одним из условий установления границ «допустимого» влияния религиозного образования на жизнь современного российского общества.

Сторонники консервативного подхода, в противовес изложенному, полагают, что необходимо иначе решать проблемы современного религиозного образования. Предлагается не проведение реформ, а воссоздание прежних образцов духовной школы. В частности, профессор  А.И. Осипов полагает, что в наше время, когда возрождено и открыто множество духовных школ, нельзя не учитывать прошлый как позитивный, так и негативный опыт, чтобы не повторить тех ошибок, которые способны привести не только к личным, но и к общественным по своим масштабам трагедиям. Религиозное образование по своему характеру должно быть ориентировано, прежде всего, на возрождение тех образовательных принципов, которые существовали на Руси до «латинского пленения». Главное внимание должно быть обращено на духовное и нравственное воспитание учащихся, на укрепление их веры. Необходимо не просто наполнять человека огромной массой отвлеченной информации, но, в первую очередь, помочь ему стать христианином не только по названию, но и по существу [6, С.5].

Достаточно четко заявляется о миссии религиозного образования, которое в данном контексте рассматривается как способ распространения православия, укрепления в вере. Это возможно, по мнению сторонников данной позиции, на основе возврата к  принципам и методам осуществления образовательной деятельности, существовавшим в прошлом. Но такое образование только отдаляет современного верующего от инакомыслящих, от происходящих в обществе процессов, религиозное образование от светского.

Таким образом, целый ряд проблем в религиозном образовании требует введения новых форм обучения. Не исключено, что в ближайшее время в религиозном образовании будут продолжаться реформы, которые и будут определять его дальнейшую динамику и развитие новых направлений взаимодействия государства и Церкви. 

Литература

  1. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения 15.01.2013).
  2. Патриарх Кирилл. Теология в вузах – это культурный императив для общества. Тезисы  доклада на на пленарном заседании совещания«Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества»28 ноября 2012 г. URL: http://www.pravmir.ru/patriarx-kirill-teologiya-v-vuzax-eto-kulturnyj-imperativ-dlya-obshhestva/ (дата обращения 15.01.2013 ).
  3. Васина Г. Глинское наследие объединило педагогов // Русский Вестник. 1999. - №32-33.
  4. Иеромонах Илларион (Алфеев). Православное богословие на рубеже столетий. М., 1999.
  5. Протоиерей Владимир Воробьев. Проблемы православного образования сегодня. Актовая речь на празднике Православного Свято-Тихоновского богословского института 18 ноября 2001г.  М., 2001.
  6. Осипов А.И. Образование и духовность // Православный христианин.  1998,  № 8.

Bibliography

  1. Access Mode URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ (Date of Access: 15.01.2013).
  2. Patriarch Cyril. Theology in Higher Education Institutions is Cultural Imperative for the Society. Theses on Plenary Session “Theology in Higher Education Institutions: Church, State and Society Interaction” November 28, 2012. URL: http://www.pravmir.ru/patriarx-kirill-teologiya-v-vuzax-eto-kulturnyj-imperativ-dlya-obshhestva/ (Date of Access 15.01.2013 ).
  3. Vasina G. The Heritage of Glinskaya Pustyn Abbey Consolidated Teachers [Text] //  Russkiy Vestnik.  1999. - №32-33.
  4. Hieromonch Illarion (Alfeev). Orthodox Theology at the Turn of the Century [Text].  M.: 1999.
  5. Archpriest Vladimir Vorobyov. Problems of Current Orthodox Education. Commencement Address at the holy day of the Orthodox Svyato-Tikhonovsky Theological Institute on November 18, 2001 [Text]. M.: 2001.
  6. Osipov A.I. Education and Spirituality [Text].  // Orthodox Christian. 1998,  № 8.

Bobrova O.V.

Religious education as sphere of state and church interaction

The article contains the results of religious education research, conducted by the author in the period of 2001-2012. The problems of the state and the church interaction are researched in the terms of the current Russian reality. Special attention is paid to consideration of peculiarities characteristics of theological education development in Russia over the last ten years.

Key words: state and church interactionreligious educationsecular educationtheology.
  • Социологические науки


Яндекс.Метрика