Тоталитарные секты – миф или реальность?

Ничик В.И.

УДК 28
ББК 86.39

В статье ставится вопрос о субъективном использовании понятий «секта»,  «тоталитарная секта». Исходя из определения тоталитарной секты, под него можно подвести любую религиозную организацию. Признавая существование тоталитарных сект, автор считает, что религиозная организация может обрести тоталитарный характер благодаря ее руководителю. А вот таких руководителей, к сожалению, можно найти очень много в разных юрисдикциях всех религий – христианства, ислама, иудаизма и буддизма.

Ключевые слова: антисектантская деятельностьсектатоталитарная секта.

В большинстве словарей и справочников секты определяются как сравнительно небольшие и замкнутые религиозные группы, отделившиеся от основной, религиозной общины (или основных общин) страны или региона и противостоящие им. Слово "секта" (лат. secta - образ жизни, учение, направление, школа, шайка) имеет две возможные этимологии: либо от sectare – отсекать, разделять, либо от sequi - следовать за кем-либо, повиноваться, быть в услужении. 

Стоит подметить сразу, что термин «секта» возник как религиозное понятие и всегда использовался в смысле обозначения соотношения вероучительных основ разных деноминаций внутри одной конфессии. К данному вопросу обращались в своих исследованиях многие философы и социологи.

По мнению В.И. Гараджи, уже во времена раннего христианства возникли и существовали, в более или менее модифицированном виде дожившие до наших дней, различные социологические формы его выражения. Преобладала община, живущая в мире с обществом и не предъявлявшая к своим членам каких-то из ряда вон выходящих требований (например, мученических подвигов во имя веры). Но с данным утверждением трудно согласиться хотя бы на основании  того, что апостол Павел говорит о церковных мужах веры как раз с точки зрения мученичества за веру: «…другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли. И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства» [Евр.11:36-40].

Немецкий философ и теолог Э. Трельч в работе «Социальные учения христианских церквей и групп» на основании Нового Завета показывает существование церкви и секты уже на первом периоде становления христианства.  Он видел в церкви и секте различные способы социального самовыражения религиозной идеи.

М. Вебер в работе «Хозяйство и общество» разработал социологическое понимание церкви и секты, сопоставляя их по трем признакам: 1) отношение к «миру», 2) критерий членства и 3) организационная структура. На мой взгляд, каждый из предложенных критериев может быть опровергнут на основании. Рассматривая это распределение, мы можем заметить неоднозначность обращения к Евангельским текстам. Так, если обратиться к пояснению  первого признака Вебера, мы видим, что «секта тяготеет к неприятию и осуждению “мира”, мирских порядков. По этому признаку Христос со своей группой учеников был самым отъявленным сектантским лидером. Христос говорил: «Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. Они не от мира, как и Я не от мира» [Ев. от Иоанна 17:14-16].

Далее М. Вебер рассматривает в качестве характерного признака секты   исключение из своей среды нарушивших внутренние принципы. Но и здесь возникает противоречие с Новым Заветом, где мы читаем рекомендации ап. Павла: «Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе». (1Кор. 5:11). И последний признак секты, предложенный Вебером, также не бесспорен. Он характеризует церковь как бюрократическую организацию,  если же во главе стоит лидер харизматического типа, то это уже секта. Но в таком случае возникает банальный вопрос: кем был  Христос - бюрократическим лидером или харизматическим? Евангелие представляет Его более харизматическим, значит, напрашивается вывод, что он был сектантом, и, по Веберу, ничего общего с церковью не может иметь.

Из вышесказанного следует, что понятие секты остается весьма неопределенным, и сколько толкований бы мы ни встретили, каждое из них будет в какой-то мере ущербным, недостаточно точным. На мой взгляд, секта - это прежде всего состояние ума. Человек может не быть членом деструктивного культа (он может посещать православный храм), но он может быть сектантом по своему психическому и духовному состоянию. Это состояние ограниченности миросозерцания, опьянения чувственностью, отсутствия здравой логики и критического осмысления бытия. Такой человек - потенциальная жертва псевдорелигиозных организаций.

Ещё более проблематичным, на наш взгляд, является термин «тоталитарная секта». Творцом это термина считает себя А. Дворкин, вернувшийся в начале 90-х годов ХХ века из американской эмиграции и так и оставшийся американским подданным.  Справедливости ради нужно отметить, что  он сам очень скромно оценивает свой собственный вклад в классификацию религий. Вводя впервые термин «тоталитарная секта», он (Дворкин) и «не думал, что вводит новое понятие, - настолько само собой разумеющимся он казался».

Но истоки данного понятия следует искать не в его очевидности, а в том, что использовавшийся ранее термин «деструктивный культ» обнаружил свою недостаточную эффективность. Большинство россиян никогда не сталкивались с феноменом тоталитарной секты, вследствие чего прежде, чем «пугать» их тоталитарными сектами, неплохо было бы сначала объяснить, что это такое. Другое дело - понятный для каждого современного россиянина термин «тоталитаризм».

Тоталитаризм [фр. totalitarisme / лат. totalis - весь, полный, целый] - 1) одна из форм авторитарного государства (тоталитарное государство), характеризующаяся полным (тотальным) контролем государства над всеми сферами жизни общества и личности, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод, репрессиями в отношении оппозиции и инакомыслящих. Обратившись к понятию тоталитаризма, заметим, что в общем смысле тоталитаризм  есть попытка унифицировать всю многогранность человеческой природы и все многообразие проявлений ее в обществе; упростить, перестроить, подчинить одной руководящей идее, исходящей не из познания, но из некоей «теории», достаточно умозрительной. Тоталитаризм отличается от деспотизма тем, что второй подчиняет, первый — порабощает. Не следует смешивать тоталитаризм духовный и политический; хотя слово здесь одно (и корни явления общие), но проявления разные; кроме того, духовный тоталитаризм более широк в том смысле, что желает поработить не только человека, но и Бога, заставить Его служить себе.

Поэтому, перенося на область религии этот пугающий смысл термина «тоталитарный», так близкий памяти россиян, напоминающий о лагерях, несвободе, принудительном труде, скудной пище  и т.д., создатели конструкции «тоталитарная секта» рассчитывали, таким образом, существенно усилить общественную ненависть к феноменам, обозначаемым этим термином. В зарубежных антисектантских изданиях, в том числе  предназначенных для широкого круга читателей, термин «тоталитарная секта» не встречается. Таким образом, открытие данного термина и «вбрасывание» его в широкое обращение можно с большой долей уверенности считать отечественным «ноу хау».

Исходя из того, что понятие «тоталитарная секта» появилось при характеристике религиозной практики, то и аргументацию авторы, говорящие о тоталитарных сектах, черпают из жизни религиозных объединений. Поэтому нам  необходимо  обратиться к тому, как оценивают тоталитарные секты сами сектоборцы. Мы не будем рассматривать нехристианские религии, т.к. их вообще современные сектоборцы «одним  махом» относят к тоталитарным сектам, за исключением иудеев, буддистов и мусульман, принадлежащих к основным духовным управлениям. Так, на одном из сайтов в интернете можно найти следующие признаки тоталитарной секты.

  1. Проповедь религиозного учения, отличающегося от традиционных религий и учений, исповедуемых членами других сект.
  2. Резкая критика других религий и обещание «божьего» наказания для их последователей.
  3. Наличие харизматического лидера, который является проповедником и главным администратором секты.
  4. Существование круга лиц, особо приближенных к лидеру секты и занимающих в ней руководящие посты.
  5. Активная миссионерско-проповедническая деятельность членов секты, включая беседы на улицах, местах работы и отдыха граждан, раздачу листовок и иной религиозной литературы, трансляцию сектантских программ в электронных СМИ.
  6. Проведение массовых мероприятий с целью привлечения потенциально верующих.
  7. Усиленное внимание к несовершеннолетним, попавшим в секту.
  8. Проведение специального религиозного обучения для неофитов.
  9. Повышенное внимание к вопросам образования, учреждение собственных духовных и светских учебных заведений, попытки внедрить религиозно-педагогические наработки в практику занятий с молодежью в уже существующие образовательные структуры.
  10. В ряде сект - изменение физического облика членов, наделение их религиозными именами и духовными званиями, требование носить специальную одежду и культовые принадлежности.
  11. Соблюдение строгой религиозной дисциплины, жесткая регламентация всей жизни верующих, декларация необходимости расстаться с семьей и родителями, бросить работу или учебу (либо сменить место работы и учебы).
  12. В ряде сект - требование бесплатной либо символически оплачиваемой работы на предприятиях и в организациях секты, сбора подаяний и выполнения коммивояжерских функций с целью продажи религиозной литературы.
  13. Использование особой психотехники, методов внушения и самовнушения, суггестии и гипноза, наркотических препаратов, изнурительных постов, трудных физических упражнений, ограничения в физическом отдыхе и сне, часто повторяющихся молитв для быстрейшей деформации сознания верующих.
  14. Благотворительность и опека для вовлечения в секту представителей социально незащищенных слоев населения.
  15. Показная декларация лояльности к закону и послушания властям, контакты с государственными служащими для лоббирования интересов секты в органах власти, участие в политической жизни путем поддержки определенных политических сил, содействия либо противодействия предвыборным кампаниям отдельных кандидатов, создания общественно-политических объединений, партий и движений.

А теперь рассмотрим предложенные нам признаки тоталитарной секты. Первый признак очень расплывчат, т.к. в принципе учение любой религии «традиционной» ли, секты ли, естественно будет отличаться от других.  Всегда, когда создается новое религиозное движение, в основании стоит вопрос очищения веры. И те, кто отделяются,  никогда не считают, что они становятся сектой. Так, к примеру РПЦ не считает, что в результате раскола в христианской церкви в 1054 году православие стало сектой. Но интересная статистика согласно Global statistics for all religions от 2001 года. Всего в мире ~ 2 миллиардов христиан из них: ~51% - католики; ~35% - протестанты (деноминированные и неденоминированные); ~11% - православные (всех юрисдикций); остальные принадлежат к другим религиям.  (Сегодня при населении земли в 7 млрд. бурного роста христианства не наблюдается, поэтому процентное соотношение приблизительно такое же) Трудно найти религиозную организацию, которая не подпадала бы под второй предложенный нам признак. Специфика религиозных учений как раз в том и состоит, что каждое из них считает себя истинным, соответственно, другие – ложными;  не критикуя другое учение, не показывая его заблуждение, невозможно доказать правоту своего учения. Более того, «выяснение отношений»  происходит и внутри самих конфессий, вплоть до взаимных отлучений и обвинений в ереси.

Третий и четвертый пункт мы можем объединить, т.к. речь идет о единой организационной структуре. Наличие  харизматического лидера характерно не только для религии, но и для  других сфер социальной жизни, прежде всего – для политики. Другое дело, что лидер может ставить перед своими последователями цели, вытекающие из его личных амбиций, и достигать их через использование людей в своих целях.

Противоречивыми выглядят следующие два пункта, т.к. они противоречат Евангелию. Согласно этим признакам апостолы в пятидесятницу проявили себя как активная тоталитарная секта, т.к. вышли они из «подполья» и начали проводить массовые мероприятия с целью привлечения потенциально верующих. А также в последующем апостол Павел в Афинах вел в ареопаге активную миссионерско-проповедническая деятельность в месте отдыха граждан. И ещё один интересный момент: Христос посылал учеников из города в город, из дома в дом для активной миссионерской работы. Удивительно слышать сегодня, когда некоторые религиозные лидеры заявляют с гордостью о том, что они никогда не станут проповедовать по принципу «от дома к дому», это говорит о том, что если бы сегодня был на земле Христос, то эти лидеры ни за что не стали бы с ним участвовать в Его делах!???  Если же говорить по существу вопроса, отвлекаясь от христианской позиции, то вряд ли найдем мы религиозную конфессию и объединение, которые не ставили бы своей целью ведение миссионерской деятельности.

Вопрос, связанный с религиозным образованием, очень щекотлив, особенно сейчас, когда идет активная общественная дискуссия вокруг вопроса о введении в общеобразовательных школах предмета «Основы православной культуры». Исходя из приведенных выше признаков тоталитарной секты, в частности пунктов 8 и 9,  РПЦ, лоббируя данный вопрос, подпадает под названные признаки тоталитарной секты.

Из  рассмотренных признаков «тоталитарной секты» мы не смогли увидеть ни одного, который бы мог дать нам полноценную картину, что такое эта ужасающая «тоталитарная секта». Что касается не рассмотренных нами признаков тоталитарной секты в приведенном выше перечне (наделение людей религиозными именами и духовными званиями, требование носить специальную одежду и культовые принадлежности, соблюдение строгой религиозной дисциплины, жесткая регламентация всей жизни верующих), то их также можно поставить под сомнение как признаки тоталитарных религиозных сект в «чистом виде». Во-первых,  возникает вопрос, а как быть с монастырями, где все это присутствует – и присвоение нового имени, и ношение особой одежды, и ношение особых культовых принадлежностей в виде четок, и соблюдение строгой дисциплины, за нарушение которой налагаются наказания в виде множества молитв и длительных постов, епитимий и жесткая регламентация всей жизни.  Во-вторых, все названные выше признаки могут характеризовать и объединения людей, сформированные не по религиозному признаку.

Итак, очень сложно дать однозначную характеристику тоталитарной секты, которая была бы действительно уникальной характеристикой, не имеющей схожести с официальными религиозными организациями. Но тогда возникает вопрос: так есть ли вообще так называемые «тоталитарные секты»? Да, есть, но их не так много, и это, как правило,  псевдорелигиозные группы, имеющие своей целью разжигание этноконфессиональной вражды, достижение каких-то религиозно-политических целей, а не удовлетворение религиозных потребностей. В этой связи имеет смысл обратиться к исследованиям американского футуролога Э.Тоффлера, который, описывая стихийно формирующийся  религиозный плюрализм со всеми его позитивными и негативными чертами, говорил о  неограниченном предложении вероучений и религиозно-мистических практик для удовлетворения широкого спектра индивидуальных и общественных потребностей: от экстатических переживаний до самых причудливых мировоззрений, от экзотических восточных монашеских объединений до тайных религиозных орденов и полувоенных объединений. Тоффлер даже предвидел возможность использования этих  «спиритуальных товаров» как средств террористической и антигосударственной деятельности.

Желания человека в его «потребительской» ипостаси очень многообразны. Ему необходимы сон, еда, здоровье, внимание со стороны других людей, развлечения, чувство собственного достоинства, деньги и т. д. Нужды обусловливают стремления людей. Есть стремления грубые, как, например, желание удовлетворить свою похоть, есть более тонкие, например стремление к самобытности. В основе всех влечений - жажда удовлетворения себя, стремление к самодостаточности. Человек желает сам, для себя, ради себя, концентрируясь на себе. Чем больше удовольствий испытывает человек, тем монументальнее его самодостаточность, тем больше он удовлетворен. Никакие удовольствия сами по себе не доставят человеку чувства «полноты жизни», если не будет насыщена эта страсть. Самоутверждение более всего отвечает самодостаточности  как внутреннему чувству самоценности и себезначимости. Существуют два способа формирования в человеке самоутверждения: посредством гордости и посредством тщеславия.

Именно эти две стороны человеческого «эго» и ставятся в центр внимания и деятельности в тех религиозных группах, которые становятся на путь трансформации к  «тоталитарной секте». Безусловно, лидеры различных групп, в том числе и религиозных, для достижения своих целей, осознанно ли или нет, используют психологические приемы влияния на человека для направления его к принятию тех или иных решений. Этот дает нам основание предполагать, что люди могут объединяться в организации через апеллирование к таким человеческим качествам, как гордость, тщеславие, самолюбие, самодостаточность. И это может быть свойственно не только «тоталитарным сектам», но и организациям, создаваемым в рамках самых «традиционных» религий. Древний грех гордыни и поныне грозит каждой душе, потому что «мать всех грехов» подстерегает всякую человеческую душу и борьба с ней — это начало и конец любой духовной практики. Ещё в древности мудрец Соломон сказал такую истину: «Погибели предшествует гордость, и падению – надменность» [Притчи Соломона, 16:18].

Человек может достичь самоутверждения посредством тщеславия. Он окружает себя единомышленниками, которые могут подтверждать «правильность» мнения эгоиста. Здесь человек вновь выступает в качестве потребителя. Ему нужны «друзья» для того, чтобы они закрепляли его эго-установки. Человек ищет такую информацию о себе, которая подтверждает, что он прав. С той же целью он формирует себе окружение. Негативная информация человеком игнорируется. Он ее просто не рассматривает, чтобы не разрушалась система питания его самодостаточности. От негативной информации легче всего отгородиться своими мыслями, желаниями или делами, которым мы приписываем особую значимость.

Ещё один фактор, который нельзя игнорировать, это нужда каждого человека, рано или поздно, в заполнении своего внутреннего духовного пространства. Человек живет в суете. Он служит то одному, то другому, то третьему. Но вот однажды наступает момент, когда мирские ценности перестают казаться ему вечными и незыблемыми. Он вдруг чувствует сердцем тщетность и хаотичность этого мира. В нем просыпается желание сделать что-то бескорыстное и добровольное. Он явно осознает себя служителем. Человек ищет гармонии и порядка. И здесь важный «момент истины», кто или что встретится на пути человека.

Религиозный тоталитаризм может поразить любого духовного лидера независимо от его конфессиональной принадлежности, потому что семена тоталитарного диктата могут прорасти в любой религиозной общине.

Сегодня широко пропагандируется массовый страх перед призраком «тоталитарной секты». И на этом фоне некоторые защитники узких религиозных убеждений пытаются все подряд христианские деноминации смешать в одно, объединив понятием «тоталитарная секта».  На наш взгляд,  справедливо будет заметить, что в разных христианских направлениях, в том числе и традиционных, существует весь набор так называемых «негативных психических воздействий», предвзято находимых сектоборцами исключительно в «сектах». Признавая это, нелепо делать вывод о необходимости уголовного или какого-либо иного преследования мусульман или Православной Церкви за чинимый ущерб. Напротив, гарантируя свободу вероисповедания, правовое государство защищает право как соответствующих объединений, так и каждого человека на антиобщественное поведение, на следование целям, отличающимся от общепринятых в секуляризованном мире, на иной образ жизни, иную систему ценностей, что в православии так и называется «иночеством». Пределом этой защищенной антиобщественности могут быть только уголовные или административные  законы, применяемые, когда осуществление прав и свобод верующих нарушает права и свободы других лиц.

Можно ли с ходу обвинять ту или иную христианскую конфессию (именно конфессию, а не конкретных лидеров или какую-либо общину) в том, что они применяют психологические обработки для достижения привлечения в свои ряды новых прихожан? Например, на том же сайте (на котором мы нашли приведенное выше перечисление признаков тоталитарной секты), мы обнаружили описание того,  как человек втягивается в «тоталитарную секту». «Постоянные молитвы и песнопения, непрерывное общение с фанатичными членами секты приводят к тому, что у неофита быстро разрушается способность к критическому восприятию чуждого учения, а постоянная занятость делами секты, плохое и нерегулярное питание, короткий сон постоянно погружает адепта в состояние, когда им легко управлять. Так завершается разрыв прежних социальных связей личности, так происходит ее “выпадение” из общества». Но возникает вопрос: а какой «традиционной» религии не присущи «постоянные молитвы», «песнопения», «занятость делами данной религии или конфессии»? А какое иночество возможно без постов, являющихся не чем иным как «нерегулярным и плохим питанием», без ночей короткого сна, молитв и бдений?

А как быть с отнесением к героям веры в Священном Писании целой группы людей, о которых мы бы могли сказать как о фанатичных адептах тоталитарной секты? «Которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих; жены получали умерших своих воскресшими; иные же замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» [Послание ап. Павла к Евреям 11:33-38]. А как быть с утверждением Иисуса Христа: «И враги человеку домашние его»?

«Проповедовать распятого Христа — безумие в глазах эллинов», — пишет о своем служении апостол Павел в Первом послании к Коринфянам (1 Кор. 1:23). Действительно, вера в Иисуса, приговоренного к позорной казни, для привыкших поклоняться героям — нечто ненормальное.

Но все же остается вопрос: так существуют  ли  «тоталитарные секты»? Да, они существуют как отдельные общины, и они есть как в «нетрадиционных», так и в самых «традиционных» конфессиях, а также как отдельно взятые религиозные группы и общины, не принадлежащие к каким-либо конфессиям. Выступая на Синоде 29 декабря 1998 года, Патриарх честно признал, что «имеют место случаи, когда деятельность подчиненных ему священнослужителей и положение в общинах вступают в прямое противоречие со статьей 14 закона “О свободе совести и религиозных объединениях”». Эта статья запрещает религиозную деятельность, включающую принуждение к разрушению семьи, посягательство на права и свободы граждан, воспрепятствование получению обязательного образования, склонение к отказу от медицинской помощи.

Для борьбы с подобными проявлениями у нас есть законы, которые могут помочь России позаботиться о своей безопасности от влияния «тоталитарных сект». Когда же налево и направо развешиваются ярлыки «тоталитарных сект», то этим усыпляют бдительность людей, и когда действительно рядом окажется представитель подобной организации, то человек может и не заметить, как окажется втянутым в незаконную деятельность, потому что он привык, что в тоталитарности обвиняли тех, кто таковыми и не являлся.

Расплывчатость понятий «тоталитарная секта» и «деструктивный культ» позволяет  причислять к таким объединениям практически любое религиозное новообразование, религиозно-философское учение.

Провозглашение собственной исключительности – естественный признак любой религии, ее неотъемлемое свойство, но когда идет призыв к борьбе с неверными, к активному  противостоянию,  вытеснению иных убеждений, даже к физическому устранению инакомыслящих (как это было в случае с «Аум синрекё», когда был выпущен ядовитый газ для уничтожения «неверных»), - вот где признаки тоталитарности. Психологически человека можно подвести к подобному шагу через любые манипуляции с его сознанием.

Учитывая  вышесказанное, мы можем сделать вывод о том, что наше российское «ноу хау» в виде «тоталитарных сект» - это своего рода «страшилка» для поверхностно мыслящих людей, тем более что пока не дано четкой характеристики, что же это такое. Поэтому, прежде чем  клеймить какую-либо тоталитарную секту, нужно четко определить, о чем идет речь. За терминологической расплывчатостью и неопределенностью скрыта опасность того, что мы можем оказаться марионетками в руках тех, кто, манипулируя неизвестностью, пытается столкнуть наше общество с правовых основ на путь  религиозной диктатуры.

Nichick V.I.

Totalitarian sects – myth or reality?

The article raises the problem of subjective usage of such words as “sect” and “totalitarian sect”. Proceeding from the definition of totalitarian sect, any religious organization can be placed into this category. Recognizing the existence of totalitarian sects, the author thinks that any religious organization can become totalitarian because of its leader. Unfortunately, such leaders can be found in jurisdiction of any religion - Christianity, Islam, Judaism and Buddhism.

Key words: anti-sectarian activitysecttotalitarian sect.
  • Социологические науки


Яндекс.Метрика