О роли землеустроительных комиссий в развитии процедур аренды казенных земель в Вятской и Пермской губерниях в период аграрных преобразований 1906-1917 гг

Семерикова О.М.

УДК 9(с)1
ББК 63.3(2)533

В статье указано на положительную роль деятельности землеустроительных комиссий в вопросе повышения доступности аренды казенных земель для уральского крестьянства. Но позиция местных управлений земледелия и государственных имуществ, выразившаяся в намеренном повышении цен,  снизила ее эффективность.

Ключевые слова: аграрные преобразования 1906 - 1917 ггаренда казенных земельземлеустроительная комиссияуправление земледелия и государственных имуществ.

Одной из функций землеустроительных комиссий с целью повышения доходности крестьянского хозяйства в процессе аграрных преобразований 1906-1917 гг. было содействие при оформлении крестьянами процедур аренды казенных оброчных статей и лесных участков. Их задачами в решении этого вопроса явились борьба со спекуляциями и формирование приемлемых цен на основе «соображений по средней доходности в данной местности соответственных угодий, определяемой применительно к правилам для оценки земель, покупаемых Крестьянским банком». Ранее (до 1906 г.) сдача в аренду казенных земель находилась в ведении местных управлений земледелия и государственных имуществ. С началом реформы обязанности последних были существенно сокращены и им вменялось только «приведение в исполнение решений комиссий по сдаче казенных земель в аренду, как то: заключение арендных договоров, наблюдение за правильным их выполнением и за срочным поступлением следуемых с арендаторов платежей и т.п.» [1, ст. 62].

С самого начала землеустроительным комиссиям пришлось столкнуться с рядом трудностей по реализации предоставленного им права на принятие постановлений по аренде государственной земли. Начнем с того, что не везде уездные землеустроительные комиссии (далее УЗК - О. С.) по не зависящим от них причинам имели возможность координировать свои действия с иными государственными органами в решении этого вопроса. Например, в 1912 г. у Яранской УЗК не было «точных сведений о сдаче в аренду казенных оброчных статей и участков, так как они сдавались в аренду лесничими по распоряжению Управления земледелия и государственных имуществ» [2, л.12]. То есть в некоторых случаях у землеустроителей не было возможности влиять на саму процедуру передачи во временное пользование казенных земель. Хотя зачастую это было жизненно необходимо. Особенно это касалось установления арендных цен. Так как УЗК при этом руководствовались, по словам губернатора И. Ф. Кошко, «экономическим положением арендаторов и тем, насколько их хозяйственные нужды удовлетворяются наделом». Преградой на пути сохранения прежних арендных цен явились главным образом местные государственные органы в лице руководящего аппарата управлений земледелия и государственных имуществ. Так в Пермской губернии начальник данного учреждения А. А. Дубенский считал, «что за оброчные статьи платятся слишком ничтожные арендные цены и что необходимо повысить их во много раз», причем в этом случае, по мнению губернатора И. Ф. Кошко, он исходил не из «своекорыстных целей», а исключительно из бюрократических соображений о «государственной пользе» [3, с. 75]. Не приняв во внимание «основной задачи предпринятых правительством земельных реформ – улучшение материального благосостояния крестьян» [4, с. 59], а не получение «барышей от эксплуатации казенных имуществ» [3, с.76].

В результате благодаря законодательно определенному порядку, по которому «размер арендной платы и передачи оброчных статей тому или иному арендатору, если было несколько желающих, определялся УЗК с участием членов лесного надзора», т.е. служащих казенного ведомства, арендные цены на эту категорию земель постоянно росли. Приведем сведения по Камышловскому уезду. «В 1907 г. Камышловскою УЗК статьи хозяйственного и лесного ведомства были сданы в аренду без торгов по средней цене 1р.04 коп. за удобную дес. при прежней цене 76 коп., т.е. на 36% более прежних арендных цен; в 1908 г. земля была сдана УЗК в среднем по 1р.24 коп. за удобную дес., тогда как прежние оброки составляли в среднем 95 коп. за дес., т.е. были на 30% менее принятых УЗК цен; в 1909 и 1910 гг. земля была сдана УЗК уже по цене 2 руб. 66 коп. за дес. при прежней цене в 1 руб. 03 коп., т.е. на 158% выше прежних цен». По заключению землеустроителей, «увеличение» арендных цен «произошло вследствие того, что некоторые сельские общества изъявили УЗК принципиальное согласие дать ранее выработанные Управлением (земледелия и государственных имуществ – О.С.) цены по 3 руб. 50 коп. за десятину пашни и 2 руб. 50 коп. за дес. сенокоса». Автор цитируемой докладной записки также предположил, основываясь на своем опыте, «что добровольно принятая обществами плата в некоторых, а, может быть, и в очень многих случаях, была несоответствующей действительной стоимости статьи, и самое согласие обществ на такое повышение платы обуславливалось нежеланием отдать эти статьи в руки спекулянтов» [5, л. 162].  

Из этого документа следует, что рост цен на аренду казенной земли объяснялся, прежде всего, позицией казенного ведомства. Что вынуждало крестьянство принимать решение в пользу продления аренды, но уже по новой стоимости. В случаях, когда УЗК все-таки пытались отстаивать интересы местного сельского населения при установлении арендных цен, «Дубенский почти каждое постановление опротестовывал, наводнил своими протестами ГЗК, отчего дело с отдачей статей в аренду затянулось, и Министерство (ГУЗиЗ – О.С.) было завалено жалобами [от крестьян]» [3, с.76].

Таким образом, в период реформы благодаря позиции местных управлений земледелия и государственных имуществ по аренде казенных земель, ориентированной на повышение цен, сложилась неблагоприятная ситуация по реализации крестьянских прав в этой сфере. Тем не менее, передача основных полномочий при решении вопроса об аренде казенных земель в ведение УЗК сыграла положительную роль в повышении ее доступности для крестьян. Так в Пермской губернии, где местные УЗК «всегда высказывались за выставление на торги только тех земель, которые не являются необходимыми для местного населения» за 1907 – 1914 гг. благодаря их деятельности площадь «статей» сданных без торгов была увеличена, а с торгов -  уменьшена. В 1907 г. УЗК было сдано с торгов 407 «оброчных статей», а в 1914 г. - 274. Точных данных по площади земель сданных в аренду без торгов за 1907 г. Пермская ГЗК в своем отчете не предоставила, но было отмечено, что этот показатель за 1914 г. «превысил» аналогичный за 1907 г. И составил 42% от всего количества сданных в аренду казенных земель (58,1 тыс. дес. из 138,6 тыс. дес.) [6, с. 91,92]. Арендаторы последних не вносили залогов при подаче заявки, что повысило среди них число тех, кто действительно «нуждался в земле».

Помимо указанных способов сдачи в аренду казенных земель (с торгами и без них) также существовал так называемый «хозяйственный способ». Под ним понималась процедура передачи в аренду сельскому населению «оброчных статей» «не сданных со вторых  торгов» по минимальной стоимости – «за плату не ниже годового оброка по последнему истекшему договору или оценочного оброка» и «на срок не долее назначавшегося при переоброчке» (1, реже 2 года) (ст. 109 Устава о казенных оброчных статьях 1908 г.). При этом будем иметь в виду, что на первых торгах сумма годового оброка назначалась по последнему истекшему договору, «если  он был заключен не менее, как на два года, или с суммы оценочного оброка, если оброчная статья находилась ранее в краткосрочном содержании», на вторых - «с вольной цены» (ст. 75,76 Устава о казен. оброч. ст.) [7, с. 131]. В результате некоторые УЗК достаточно активно воспользовались этой возможностью сдавать в аренду часть казенных «оброчных» земель по сниженной стоимости, в случае их изначальной ценовой невостребованности со стороны местного крестьянства. Что, как следствие, повысило число сельских жителей, которые могли воспользоваться новым предложением.

Например, в Пермской губернии благодаря деятельности УЗК в 1907 г. было сдано «хозяйственным способом» 43 статьи, в 1914 г. - 284 статьи [6, с. 91,92]. Хотя в данном контексте необходимо отметить и наличие существенного недостатка этого способа аренды. Речь идет о  том, что в условиях его краткосрочности, происходило хищническое использование казенных «оброчных статей», приводившее к их быстрому истощению и  непригодности для дальнейшего эффективного занятия на них сельским хозяйством. Крестьяне и некоторые представители местной власти прекрасно осознавали эти негативные последствия развития краткосрочной аренды. Так еще в процессе деятельности местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности выска­зывалось мнение о необходимости практики по увеличению срока аренды до 12 и более лет, в том числе и казенных земель, что способствовало бы формированию бережного отношения крестьянства к арендуемым участкам и осуществлению на них различных «улучшений» [8, с.211]. Но во многом благодаря росту арендных цен и отсутствию законодательной инициативы по увеличению сроков аренды крестьяне предпочитали наиболее дешевый вариант «хозяйственного способа» аренды, мало заботясь о сохранении плодородия почвы казенных «оброчных статей» (особенно в случае, когда арендатором выступало сельское общество с отсутствием индивидуальной ответственности конкретных лиц за поддержание изначального качества земель).

Наибольшее развитие аренда казенных оброчных статей получила, как и в предыдущий период, в Камышловском, Красноуфимском, Осинском, Соликамском и Шадринском уездах в связи со значительным предложением. Всего в 1907 – 1911 гг. из 130,6 тыс. дес. казенной земли, переданных в УЗК для последующей аренды крестьянами, последними в количестве 48,5 тыс. домохозяев было арендовано 83,3 тыс. дес. Больше всего земли (64,8 тыс. дес. или 78%) было арендовано крестьянами Камышловского и Шадринского уездов [9, л. 146]. В Вятской губернии аренда казенных оброчных статей была менее распространенным явлением и присутствовала главным образом в Сарапульском, Яранском и Елабужском уездах. К примеру, в Яранском уезде в 1907 – 1910 гг. благодаря деятельности местной УЗК было  сдано в аренду 1,7 тыс. дес. казенной земли на 2,2 тыс. руб. 1153 крестьянским дворам, в Елабужском за тот же период - 1501 двору 2,7 тыс. дес., при этом арендная плата составила 9,1 тыс. руб. [10, л. 21,23,35,37].

Арендаторами являлись крестьянские общества и товарищества, а также отдельные домохозяева. Если ранее большая часть казенных «статей» сдавалась обществам и отдельным крестьянам, то в период преобразований 1906 – 1917 гг. благодаря государственной инициативе значительная часть «оброчных статей» стала передаваться во временное пользование небольшим товариществам крестьян. Это решение явилось следствием ухудшения качества угодий после их эксплуатации крупными крестьянскими сообществами. В частности в 1910 г. ГУЗиЗ, осуществляя контроль этого вида деятельности землеустроительных комиссий и получив сведения с мест, издало важный циркуляр, согласно которому: «При сдаче казенных земель в аренду должно быть отдаваемо предпочтение небольшим товариществам крестьян перед крестьянскими обществами, так как последние, как показал опыт минувших лет, распределяют арендуемую землю неравномерно между своими сочленами, применяют наименее удовлетвори­тельную обработку пахотных земель, ухудшая тем их качество» [11, л.105]. В результате, если в 1907 г. состояло в аренде у обществ 410 «статей», товариществ – 63, отдельных крестьян – 214, лиц прочих сословий - 11, то в 1914 г. это соотношение выглядело как 499:191:189:14. В результате посредством государственного регулирования в 3 раза среди арендаторов увеличилось число товариществ, что касается остальных, то их количество осталось почти неизменным. К сожалению, проследить результативность этих мер, направленных на  улучшение качества казенных оброчных статей, история нам возможности не предоставила.

В целом благодаря деятельности земле­устроительных комиссий по сдаче в аренду крестьянам казенных земель увеличилась доступность последней (рост сданных «статей» без торгов и «хозяйственным способом», что в свою очередь уменьшило спекуляции в этой области). Роста цен избежать не удалось, что во многом было связано с позицией местных управлений земледелия и государственных имуществ. Но при этом УЗК разными способами пытались сохранить арендные цены на прежнем уровне, что в некоторых случаях привело к успеху.

Литература

  1. Наказ землеустроительным комиссиям 19 сентября 1906 г. // Программа реформ П. А. Столыпина. Т. 2. Документы и материалы. М., 2002  // URL: http://www.hrono.ru/libris/stoly­pin/stpn2_16.html#23   (дата обращения: 11.05.2012)
  2. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 1274. Оп 1. Д. 65.
  3. Кошко И. Ф. Воспоминания губернатора. Пермь (1911-1914) / Сост. Н. Г. Павловский. Екатеринбург: Демидовский институт, 2007. 384 с.
  4. Доклад Ф. Катаева о необходимости использования свободного земельного фонда во внутринадельном земельном устройстве // Труды порайонного съезда земских начальников и непременных членов землеустроительных комиссий Пермской губернии в г. Екатеринбурге 23 августа 1909 г. Екатеринбург, 1909. 150 с.
  5. Государственный архив Пермского края (ГАПК). Ф. 277. Оп. 1. Д. 17. Докладная записка о деятельности землеустроительных комиссий Пермской губернии на имя Главноуправляющего ГУЗиЗ, сентябрь 1910 г.
  6. Отчетные сведения о деятельности землеустроительных комиссий Пермской губернии на 1 января 1915 года. Пермь, 1915. 369 с.
  7. Свод законов Российской Империи / Под ред. И. Д. Мордухай-Болтовского. Т. 8. Ч. 1. СПб, 1912 // URL: http://civil.consultant.ru/reprint/books/199/131.html#img132 (дата обращения: 11.05.2012)
  8. Мнения уездных комитетов по вопросам программы Особого совещания. //Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Т. XXX. Пермская губерния. СПб., 1903. 552 с.
  9. ГАПК. Ф. 277. Оп. 1. Д. 17.
  10. ГАКО. Ф. 1254. Оп. 2. Д. 14.
  11. ГАПК. Ф. 277. Оп. 1. Д. 1.

Bibliography

  1. Instruction of the land tenure commission September 19, 1906 // Schedule of Stolypin’s reforms. V. 2. Documents and materials. М., 2002  // URL: http://www.hrono.ru/libris/stolypin/stpn2_16.html#23   (Excess date: 11.05.2012)
  2. State archive of Kirov region (GAKO). F. 1274. Оp 1. D. 65.
  3. Koshko I.F. The Governor’s recollections. Perm (1911-1914) / Compiled by N.G. Pavlovskiy. Ekaterinburg: Demidovskiy institut, 2007. 384 p.
  4. F. Katayev’s report on necessity to use free land fund in internal allotment of land development // Writings of the district congress of land captains of land tenure commissions in Perm province in Ekaterinburg August 23,  1909. Ekaterinburg, 1909. 150 p.
  5. State archive of the Perm territory (GAPK). F. 277. Оp. 1. D. 17. Memorandum report on the activity of land tenure commissions of the Perm territory to the Chief executive GUZandZ, September, 1910.
  6. Report on the activity of land tenure commissions of the Perm territory in January 1, 1915. Perm, 1915. 369 p.
  7. Code of laws of the Russian Empery / Edited by I.D. Mordukhai-Boltovskiy. V. 8. P. 1. StPetersb, 1912 // URL: http://civil.consultant.ru/re­print/bo­oks/199/131.html#img132 (Excess: 11.05.2012)
  8. Opinion of local committees on issues of the Special meeting schedule. // Trudy mestnikh komitetov o nuzhdakh selskohozyaystvennoy promishlennosty. V. XXX. Permskaya guberniya. StPetersb., 1903. 552 p.
  9. GAPK. F. 277. Оp. 1. D. 17.
  10. GAKO. F. 1254. Оp. 2. D. 14.
  11. GAPK. F. 277. Оp. 1. D. 1.

Semerikova O.M.

About the role of land tenure commissions in the development of leasing procedures of governmental land in Vyatka and Perm provinces during agrarian reforms 1906-1917

In the article the author points out a positive role of land tenure commissions for the Ural peasantry. But the position of local land and state property government, expressed in intentional price rise, decreased its efficiency.

Key words: agrarian reforms 1906 – 1917governmental land leasingland tenure commissionlocal land and state property government.
  • Политические и исторические науки


Яндекс.Метрика