Модернизация высшего образования как фактор инновационного развития России

Костина Н.Б. , Попов Д.П.

УДК 378
ББК 74.584(2)

Авторы методом сравнительного анализа рассматривают основные принципы реформирования системы образования в России и странах Европейского Союза с учетом ее влияния на инновационное развитие государства.

Ключевые слова: Европейский Союзинновационное развитиереформирование высшего образованияРоссия.

Инновационное развитие России является сегодня одной из приоритетных задач государственного управления. Президент РФ Д.А. Медведев в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 12 ноября 2009 г. высказал идею о необходимости преодоления отставания России через всестороннюю модернизацию, основанную на ценностях и институтах демократии. Глава государства предложил сделать шаг к «умной» экономике, производящей уникальные знания, новые вещи и технологии, полезные людям, отметив, что «благополучие России в относительно недалеком будущем будет напрямую зависеть от наших успехов в развитии рынка идей, изобретений, открытий, от способности государства и общества находить и поощрять талантливых и критически мыслящих людей, воспитывать молодежь в духе интеллектуальной свободы и гражданской активности» [1].

В принятых на федеративном и региональных уровнях стратегических документах также  отчетливо проводится идея, что инновации в самых разных сферах и реализация инновационного потенциала регионов нашей страны позволят преодолеть зависимость российской экономики от экспорта сырья и сформировать новый тип экономики, основанной на информации и знаниях. Так, в «Концепции долгосрочного социально-экономи­ческого развития Российской Федерации на период до 2020 года» (далее «Концепция 2020») одним из целевых ориентиров является «Экономика лидерства и инноваций», а это означает, что «российская экономика не только останется мировым лидером в энергетическом секторе, добыче и переработке сырья, но и создаст конкурентоспособную экономику знаний и высоких технологий. К 2020 году Россия может занять значимое место (5–10 процентов) на рынках высокотехнологичных товаров и интеллектуальных услуг в 5-7 и более секторах. Будут сформированы условия для массового появления новых инновационных компаний во всех секторах экономики, и в первую очередь в сфере экономики знаний» [2].  При этом в  «Концепции 2020» отмечается, что необходимым условием для формирования инновационной экономики является модернизация системы образования, выступающей основой динамичного экономического роста и социального развития общества, фактором благополучия граждан и безопасности страны [2]. Таким образом, государство обозначило свою позицию: важнейшим направлением  инновацион­ного развития является изменение человеческого потенциала России, которое, безусловно, не ограничивается сферой образования, и включает в себя проникновение инноваций в сферы здравоохранения, физической культуры и спорта, культуры и др. Однако именно образование и прежде всего - высшее, выступает основой формирования кадров для реализации задач  инновационного  развития.

Данные приоритеты подчеркиваются и в международных стратегических документах. Так, на Европейском Совете в Лиссабоне еще в марте 2000 года главы стран – членов ЕС сформулировали задачу сделать Европейский Союз к 2010 году наиболее динамичной и конкурентоспособной экономикой, основанной на знаниях. [14]. При этом были определены конкретные направления развития, о которых профессор университета Бристоль в Великобритании С. Робертсон пишет: «Главные стратегические ориентиры «Лиссабонской стратегии 2000»: развитие информационных технологий, политики НИОКР для институтов, предпринима­тельской политики, экономических реформ, которые ведут к созданию рабочих мест, макроэкономической политики, сконцентрированной на занятости и структурных изменениях вместе с образованием и обучением,  пересмотренной социальной моделью, новыми приоритетами для школьного образования, активной политики занятости, сконцентрированной на пожизненном обучении, политики нового социального протекционизма, национального планирования, снижающего социальное исключение, и увеличении социального диалога между Европейским гражданским обществом, экономикой  и Правительством». [14] В целом, политика Европейского Союза с 2000 года   направлена на структурные изменения в социально-экономической сфере для формирования конкурентоспособной экономики в глобальном смысле и основанной на знаниях. Для этого были необходимы изменения в сферах образования, занятости, предпринима­тельской политики и других. Однако, как далее отмечает С. Робертсон: «…к 2005 году «Стратегия 2000» оказалась  в кризисе… Для Европы, чтобы сохранить конкурентоспособность в экономике, стало необходимостью «…развивать собственную область специализации, высокого качества и сравнительных преимуществ, которые неизбежно должны лежать в создании экономики знаний в самом широком смысле… Европа не имеет права выбора, она должна усилить экономику знаний и экономическую производительность…» [14]. Таким образом, произошло определенное изменение приоритетов развития экономики, основанной на знаниях. Отмечается также, что «…в продвинутых экономиках, таких как ЕС, знания, называемые НИОКР, инновации и образование, - выступают как ключевые силы роста производительности. Знания – ключевой фактор, с которым Европа может гарантировать конкурентоспособность на мировом рынке, где другие соревнуются с дешевой рабочей силой как главным ресурсом. Значительный упор на знания, образование и инновации в нашей пересмотренной Лиссабонской стратегии даст людям возможность взобраться по лестнице производительности и гарантирует, что повсеместно наша производительность быстро возрастет; в то время как «образование» наградит обучающихся «человеческим капиталом и навыками, необходи­мыми в динамичной основанной на знаниях экономике» [14]. Из сказанного следует, что в настоящее время динамичное развитие экономики Европейского Союза связывается с понятиями «знание», «инновации» и «образование».

Сравнительный анализ приоритетов, сформулированных Европейским Союзом, со стратегиями развития РФ, закрепленными в: «Концепции 2020», «Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года», «Федеральной целевой программе развития образования на 2011-2015 годы» и ряде других документов, – показывает, что ключевые ориентиры социально-экономического развития, направленного на развитие инновационной экономики, практически полностью совпадают.

В «Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года» определена следующая ключевая цель: «…формирование сбалансированного сектора исследований и разработок и эффективной инновационной системы, обеспечивающих технологическую модернизацию экономики и повышение ее конкурентоспособности на основе передовых технологий и превращение научного потенциала в один из основных ресурсов устойчивого экономического роста» [3]. Далее эта цель конкретизируется через стратегические задачи: «1. Создание конкурентоспособного сектора исследований и разработок и условий для его расширенного воспроизводства. 2. Создание эффективной инновационной инфраструктуры, обеспечивающей трансфер результатов сектора исследований и разработок в российскую и глобальную экономику, а также развитие МСП в инновационной сфере. 3. Развитие институтов использования и правовой охраны результатов исследований и разработок. 4. Модернизация экономики на основе технологических инноваций» [3]. Тем самым декларируется, что инновации должны стать основой будущего развития отечественной экономики. Более того, предполагается провести модернизацию экономики  на основе технологических инноваций, что должно повысить производительность труда и способствовать полноценному развитию иннова­ционной экономики. Следовательно, мы можем констатировать, что развитие инноваций имеет в  России конкретное обоснование и целевые ориентиры и индикаторы, которые закреплены в соответствующих документах.

Развитие образования как фактора реализации инновационной стратегии концептуально обосновано в таких государственных документах, как «Национальная доктрина образования в Российской Федерации», «Федеральная целевая программа развития образования на 2011-2015 годы», «Федеральная целевая программа “научные и научно-педагогические кадры инновационной России” на 2009-2013 годы». Так, в «Национальной доктрине образования в Российской Федерации» указано, что «…стратегические цели образования тесно увязаны с проблемами развития российского общества, включая: создание основы для устойчивого социально-экономического и духовного развития России, обеспечение высокого качества жизни народа и национальной безопасности; укрепление демократического правового государства и развитие гражданского общества; кадровое обеспечение динамично развивающейся рыночной экономики, интегрирующейся в мировое хозяйство, обладающей высокой конкурентоспособностью и инвестиционной привлекательностью; утверждение статуса России в мировом сообществе как великой державы в сфере образования, культуры, искусства, науки, высоких технологий и экономики» [5].  Развитие образования представляется как  основа  социально-экономического развития  страны и формирования конкурентоспособной в глобальном смысле экономики.

Задачи, конкретизирующие данную цель, определены в «Федеральной целевой программе развития образования на 2011-2015 годы»: модернизация общего и дошкольного образования как института социального развития; приведение содержания и структуры профессионального образования в соответствие с потребностями рынка труда; развитие системы оценки качества образования и востребованности образовательных услуг [4].

И, наконец, реализация кадровых стратегий в сфере науки и инноваций определяется «Федеральной целевой программой “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России” на 2009-2013 годы». В данном документе закреплены следующие цель и задачи: «Целью Программы является создание условий для эффективного воспроизводства научных и научно-педагогических кадров и закрепления молодежи в сфере науки, образования и высоких технологий, сохранения преемственности поколений в науке и образовании. Для достижения указанной цели необходимо решить следующие взаимосвязанные задачи: создание условий для улучшения качественного состава научных и научно-педагогических кадров, эффективной системы мотивации научного труда; создание системы стимулирования притока молодежи в сферу науки, образования и высоких технологий (оборонно-промышленный комплекс, энергетическая, авиационно-космическая, атомная отрасли и иные приоритетные для Российской Федерации высокотехнологичные отрасли промышленности) и закрепления ее в этой сфере; создание системы механизмов обновления научных и научно-педагогических кадров; развитие сети национальных исследовательских университетов» [6].

Таким образом, приоритетами развития образования,  науки и инноваций,  кадрового обеспечения этих процессов выступают: формирование системы подготовки кадров, способных к инновационной деятельности; создание системы профессионального образования, обеспечивающего подготовку кадров для развития инновационной экономики. Данные приоритеты по существу совпадают с приоритетами, которые ставит перед собой Европейский Союз в программных документах, это является свидетельством того, что данные задачи вписываются в процессы глобализации, происходящие в науке и образовании.  В этом контексте такие направления реформирования высшего образования в РФ, как  присоединение к Болонскому процессу в 2003 году, участие в программах международных студенческого обменов и др., представляются как развитие в общем русле мировых изменений, обусловленных процессом глобализации. Однако следует заметить, что процессы модернизации высшей школы, несмотря на явно прогрессивную инновационную направленность, вызывают неоднозначные, а подчас - противоположные  оценки со стороны акторов (субъектов-участников)  преобразований. 

Во-первых, выявилось явное несовпадение интересов акторов по вопросу интеграции в европейское общеобразовательное пространство, связанное в первую очередь с присоединением и реализацией положений Болонского процесса в нашей стране.

Сторонники Болонского процесса отмечают  ряд преимуществ от присоединения к нему. Внутренние интересы России в приложении к Болонскому процессу, как указывает С. Медведев, «связаны с общим комплексом задач в области модернизации: реформой высшего образования, нацеленной на приведение высшей школы России к стандартам и требованиям информационного века и мирового рынка; повышением конкурентоспособности российской экономики и т.д.…» [7, С. 12]. Тем самым присоединение к Болонскому процессу оказывает непосредственное и значительное влияние на общий комплекс проводимых экономических, социальных и административных реформ. Внешним интересом России в приложении к Болонскому процессу является расширение диалога с ЕС. Что касается собственно системы высшего образования, то присоединение России к Болонскому процессу существенно повлияло на цели и содержание осуществляемых  в сфере образования  реформ. В качестве значимых векторов дальнейшей модернизации российского высшего образования на первый план вышли общеевропейские ориентиры развития образовательных систем, отвечающие целям интернационализации и создания общего Европейского пространства высшего образования. Поэтому, кроме решения проблем сферы высшего образования, предполагается достичь ряд стратегических целей развития страны, что вполне соответствует интересам представителей государственной власти. Так, модернизация системы образования на европейский лад, во-первых, дает возможность реализовать на практике нормы Болонского соглашения, и тем самым интегрироваться в Европейское образовательное сообщество, во-вторых, обеспечить российским специалистам выход на европейский рынок труда в качестве полноправных, а главное, по европейским меркам, квалифицированных кадров.

Однако имеют место и негативные оценки данного процесса. Суть  аргументов противников преобразований может быть представлена так: «…государство стремится разрушить уникальное и передовое российское образование и российскую науку…» [8]. Речь идет о сохранении самобытности отечественной высшей школы и, соответственно, о целесообразности присоединения к общеевро­пейскому образовательному пространству.

Важным моментом, который следует учитывать при анализе модернизации высшего образования, является оценка интеграционных процессов преподавателями вузов.По данным исследования, проведенного М.В. Артамоновой, «…среди преподавателей 40% относятся к процессу в целом положительно» [9, С. 147]. Получается, что преподаватели по рассматриваемому вопросу   разделились на две группы, что свидетельствует о неоднозначном отношении к процессам интеграции в общеобразовательное европейское пространство.

Результаты опроса административно-управленческого аппарата свидетельствуют о том,  что руководители вузов чуть более оптимистично относятся к интеграции. В этой группе респондентов, как отмечает социолог, «…положительное отношение к грядущим переменам выразили 52%; 41% считает, что Россия получит больше преимуществ, чем негативных последствий от интеграции. 46% относятся отрицательно; 39% полагают, что негативных последствий больше, чем возможных преимуществ от интеграции России в европейское образовательное пространство. Обращает на себя внимание совпадение доли «ожидания негативных последствий» среди респондентов обеих групп – преподавателей и администраторов. Можно сказать, что почти 40 % представителей академической среды ВУЗов (из числа опрошенных) не ожидают положительных результатов от присоединения России к Болонскому соглашению [9, С. 148.]. Итак, социальные общности, входящие в образовательное сообщество, - преподаватели  и менеджмент ВУЗов – неоднозначно оценивают интеграцию в европейское образовательное пространство: одна часть поддерживает преобразования, другая, примерно равная первой по численности, выступает против модернизации.

Во-вторых,  выявилась такая тенденция развития современного высшего образования, причем не только отечественного, но и европейского, как коммерциализация, и возрастающая в связи с этим зависимость системы высшего образования от спроса на рабочую силу со стороны крупных корпораций. Очень точно данную мысль выразил в своей лекции  еще в 2001 году П. Бурдьё: «… нынешняя политика в области образования формируется UNICE, Transatlantic Institute и т.д. Достаточно прочесть отчет Всемирной торговой организации (ВТО) о сфере обслуживания, чтобы узнать, какую политику в области образования мы получим через пять лет. Министерство национального образования только повторяет инструкции, выработанные юристами, социологами, экономистами и введенные в оборот после юридического оформления» [10]. В этой связи британский ученый А. Нунн в своем докладе 2004 года замечал: «…образование скорее “тянется” за рыночным спросом, чем “проталкивается” самостоятельно. Это означает, что содержание образования неуклонно подгоняют под коммерческие нужды» [11]. Из этого можно сделать вывод, что образовательные программы будут формироваться таким образом, чтобы вырабатывать у выпускников практические навыки, необходимые и востребованные на рынке труда. В то же время классическое университетское образование, предполагающее фундаментальное овладение знаниями по многим дисциплинам, отходит на второй план и будет впоследствии вытеснено прикладными дисциплинами.

Актуальность данной проблемы - соотношения «фундаментальных» и «прикладных» дисциплин – стала предметом исследования, проведенного нами методом анкетного опроса в 2010 году. В исследовании приняли участие преподаватели и студенты семи вузов Екатеринбурга: Уральского государственного университета им. А.М. Горького, Уральской государственной консерватории им М.П. Мусоргского, Уральского государственного педагогического университета, Российского государственного профессионально-педагогического университета, Уральской государственной меди­цинской академии, Уральского государственного технического университета - УПИ им. Б.Н. Ельцина (Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина) и Уральской академии государственной службы. В общей сложности было опрошено 784 студента и 131 преподаватель. Полученные нами данные свидетельствуют о том, что, по мнению трети преподавателей (31,8%), сложившаяся ситуация снижения роли теоретических дисциплин, фундаментальных знаний по ним, и увеличения роли прикладных является «очень значимой»; при этом «значимым» данное  обстоятельство считают 42,9% респондентов, а вот «не значимым» - только четверть (25,4%.). Студенты обеспокоены сложившейся ситуацией практически также как и преподаватели: «очень значимым»  рассматриваемое обстоятельство считают 26% респондентов, «значимым» - 50,4%, не значимым – 23,6%.  Иными словами, отношение к проблеме – несоответствию сформировавшейся значимости  фундаментальных теоретических знаний в российском высшем образовании задачам инновационного развития - и у преподавателей, и у студентов примерно одинаковое. Снижение значимости фундаментальной, теоретической, общенаучной подготовки противоречит определен­ным ценностным установкам, связанным с определением качества образования, пониманием его роли для принципиального изменения российской социально-экономической действительности.  Качественным образованием в данном отношении считается такое, при котором человек формируется прежде всего не как узкопрофильный специалист, а как личность, способная к освоению нового, его внедрению в деятельность, к постоянному обучению, обладающая комплексом профессиональных и личностных компетенций не только для реализации проектов, но и их создания..

В этом смысле жесткой критике подверглось заявление Министра образования и науки А. Фурсенко, которое, впрочем, отражает в определенном смысле современную ориентацию развития высшей школы в глазах идеологов преобразований: «Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других» [13]. Но очевидно, что «взращивание потребителей» не только не позволит России решить  существующие и возникающие  проблемы, но и превратит ее в государство, неконкурентноспособное по ведущим отраслям и сферам  жизнедеятельности.

Проблема, таким образом, заключается  в том, что, с одной стороны, в заявлениях представителей власти и стратегических документах указывается на необходимость перехода к инновационной экономике и созданию инноваций, с другой стороны, поощряется формирование и воспроизводство потребительского отношения к экономическим и социальным благам, и в том числе и к образованию, которое все больше рассматривается как определенная система, оказывающая рыночные услуги. Однако при таком подходе возникает явное противоречие: если система образования перестанет готовить «человека-творца», то никогда не появятся кадры, способные к производству инноваций. Но учитывая сложившуюся ситуацию, когда доля России в мировом наукоемком экспорте продукции гражданского назначения составляет, по разным оценкам, от 0,5 до 1%, тогда как доля США - 36%, Японии - 30%, Германии - 16%, а Китая - 6% [14, С. 163], следует обратить внимание не только на необходимость, но и безотлагательность  создания условий и  открытия возможностей для превращения  высшего профессионального образования в важнейшую составляющую инновационного развития страны.

В нашем исследовании также подтвердился часто высказываемый на всех уровнях тезис о том, что современное высшее образование не в полной мере соответствует запросам рынка труда, а значит, не готово к развитию инновационной экономики. В частности, проблема «Квалификация выпускников не соответствует требованиям работодателей» практически половиной студентов отмечена как «значимая» (48,5%), «очень значимой» ее посчитали 40,3% респондентов, а «не значимой» - только 11,2%.  Ответы преподавателей в значительной степени отличаются от ответов студентов: «очень значимой» данную проблему считают  37,2% опрошенных, «значимой» - 20,2%, «не значимой» - 42,6%. Это свидетельствует о том, что студентов в большей мере волнует проблема овладения именно теми  профессиональными компетенциями, которые позволят им занять ожидаемую позицию на существующем рынке труда. Тем не менее вряд ли возможна однозначная оценка сложившейся ситуации, поскольку сегодняшний рынок труда, к сожалению, не востребует молодых специалистов, способных к производству и реализации новых идей, инновационных проектов. Действующих и личностных неординарно. К сожалению,  качество полученной подготовки, уровень профессиональных и личностных компетенций нередко не являются значимым фактором  при устройстве на работе, не востребуются работодателями.

При этом анализ позиций преподавателей и студентов  по вопросу «Отставание от жизни программ обучения» свидетельствует о том, что  они считают образование и экономическое развитие, действительно, недостаточно связанными. Половина преподавателей (50,8%) считает, что данная проблема является «значимой»,  «очень значимой» ее  назвали  24,6% преподавателей, и «не значимой» - 24,6%. Анализ ответов студентов показывает, что для них данное  соотношение даже более актуально, чем для преподавателей. Так, «очень значимой»  эту ситуацию  считают 40,3% опрошенных студентов,  «значимой» – 46,3%, «не значимой» - только 13,4%.

Не пытаясь выявить спектр факторов, влияющих на различие позиций, отметим лишь, что для студентов названная проблема может представляться более острой в связи с тем, что им еще только предстоит в ближайшее время находить свое место в социальной и экономической сферах, в то время как преподаватели уже имеют определенный статус, позицию в этих сферах, несмотря на все имеющиеся проблемы.

Данные проблемы можно оценивать как взаимосвязанные, так как отставание от жизни программ обучения может стать одной из причин того, что квалификация выпускников не соответствует требованиям нынешних работода­телей, и тогда они ощущают и осознают несоответствие полученного ими образования запросам рынка труда. Этим может быть объяснен тот факт, что студенты  оценили перечисленные  проблемы примерно одинаково. При этом наблюдается определенная корреляция между специальностью, на которой обучается студент, и степенью значимости для него  той или иной проблемы. В частности, для студентов гуманитарных, медицинских, технических, юридических и музыкальных специальностей каждая из проблем, по которой выяснялось их мнение,  представляется значимой, средней по остроте, в то время как для студентов экономических факультетов они являются очень значимыми (см. таблицу 1), что свидетельствует о нацеленности именно на трудоустройство, на получение практических навыков, нежели просто на качественное, фундаментальное образование, и вполне вписывается в логику современных коммерчески ориентированных преобразований, равно как соответствует и позиции лидеров государства и представителей органов власти.

Рассмотренные проблемы и полученный эмпирический материал позволяет сделать следующие выводы.

 

Таблица 1. Парное распределение ответов студентов по вопросам о специальности, на которой обучаются, и соответствие квалификация выпускников требованиям работодателей (чел.)

Специальности / значимость проблемы

очень значимо

значимо

не значимо

гуманитарные

72

111

25

технические

14

25

7

экономические

85

55

15

медицинские

79

95

17

юридические

27

36

12

музыкальные

38

57

12

 

Во-первых, приоритеты развития нашей страны определяются происходящими в  современном мире процессами глобализации и необходимостью повышения конкурентоспособности по различным отраслям производства и сферам жизнедеятельности, «вписывания» в сформировавшуюся и развивающуюся экономическую систему. Логика российских преобразований в определенной степени совпадает с процессами, протекающими в странах Европейского Союза, и приоритеты развития  в основных направлениях можно считать сходными. Следовательно, процессы модернизации экономики и социальной сферы в нашей стране должны соответствовать мировым тенденциям и определенным стандартам, ряд из которых уже действуют в других странах. Поэтому возникает необходимость развития новой, основанной на знаниях, инновационной экономики и социальной сферы, реализации инновационного потенциала нашей страны, который во многом еще только предстоит сформировать..

Во-вторых, формирование инновационной экономики возможно только в тесной связи с модернизацией высшей школы, так как именно образование и наука выступают ведущими факторами инновационного развития. Приоритеты развития образования, определенные в стратегических документах, свидетельствуют о том, что данная сфера напрямую влияет на развитие человеческого потенциала, а значит, и на развитие областей науки и инноваций. Важно, чтобы принятые  проекты и программы были действительно реализованы, в противном случае заявленное в программных документах может остаться всего лишь благим пожеланием.

В-третьих, на сегодняшний день в развитии образования сохраняются серьезные проблемы, связанные с различными позициями акторов преобразований. Так, различное отношение к необходимости интеграции в европейское общеобразовательное пространство, реализации положений Болонского процесса, усилению коммерциализации образования, «перекосы» в финансировании различных уровней образования и т.п. затрудняют модернизацию образования и создают определенную социальную напряженность, которая может привести к открытым формам протеста. Данная ситуация, безусловно, замедляет процессы инновационного развития, а потому возникает насущная необходимость решения проблем, преодоления негативных проявлений реформ.

Представители образовательного сообщества отмечают высокую значимость проблем, связанных со снижением роли теоретических дисциплин, несоответствием квалификации выпускников требованиям работодателей, а этих требований, в свою очередь, – современным тенденциям социально-экономического развития, «отставание от требований жизни» программ обучения. Следовательно, существуют необходимые предпосылки для модернизации высшей школы в сторону обновления программ и сближения образования с запросами социально-экономического развития, но при том условии, что данные запросы не будут оставаться на уровне «вчерашнего дня».

Таким образом, устойчивое инновационное развитие нашей страны, накопление и реализация инновационного потенциала невозможны без модернизации высшего образования, которое выступает основой развития человеческого потенциала, базой для создания инноваций и научных исследований, и которое, тем самым, является фактором инновационного развития России.

Литература

  1. Послание Президента Российской Федерации Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации от 12.11.2009 г.
  2. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. N 1662-р. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года // Собрание законодательства РФ. 24.11.2008, N 47, СТ. 5489
  3. Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года // Межведомственная комиссия по научно-инновационной политике (протокол от 15 февраля 2006 г. N 1). Министерство образования и науки Российской Федерации.
  4. Распоряжение Правительства РФ от 7 февраля 2011 г. N 163-р «О Концепции Федеральной целевой программы развития образования на 2011 - 2015 годы» // Собрание законодательства РФ. 2011. N 9. Ст. 1255.
  5. Постановление Правительства РФ от 4 октября 2000 г. N 751. Национальная доктрина образования в Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2000. N 41. Ст. 4089.
  6. Постановление Правительства Российской Федерации от 28 июля 2008 г. № 568  Федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009 - 2013 годы // Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, № 31, ст. 3739
  7. Медведев С. Болонский процесс, Россия и глобализация // Высшее образование в России. 2006. №3. С. 13.
  8. Куренной В. Диалектика просвещения. URL:  Сайт ГУ-ВШЭ. http://www.hse.ru/pressa2002/default.php?show=15635&selected=67&PHPSESSID=5b8 (дата обращения: 02.02.10).
  9. Артамонова М.В. Преподаватели и руководители вузов об интеграции в европейское образовательное пространство // Социологические исследования. 2008. № 1. С. 146 - 151.
  10. Бурдьё П. За ангажированное знание. URL: Сайт журнала Скепсис: http://scepsis.ru/library/id_544.html (дата обращения: 23.03.09.).
  11. Нунн А. Генеральное соглашение по торговле услугами, высшее образование и реформы в Соединенном Королевстве. URL:  Сайт журнала Скепсис: http://scepsis.ru/library/id_544.html (дата обращения: 24.03.09).
  12. Смолин О.М. И еще раз о ЕГЭ. URL: Сайт научного информационно-аналитического журнала Образование и общество. http://www.education.rekom.ru/2_2008/74.html (дата обращения 12.04.10).
  13. Нарышкин С.Е. Привлечение иностранных инвестиций: экономическая стратегия и развитие регионов России. М.: Контакт, 2009. 369 с.
  14. Robertson, Susan L., «Embracing the Global: Crisis and the Creation of a New Semiotic Order to Secure Europe’s Knowledge-Based Economy», published by the Centre for Globalisation, Education and Societies, University of Bristol, Bristol BS8 1JA, UK at:  http://www.bris.ac.uk/education/people/academicStaff/edslr/publications/12slr/

Kostina N.B., Popov D.V.

Higher education modernization as a factor of innovative development in Russia

Applying comparative analysis the authors consider various main principles of reforming the higher education system in Russia and in the EU countries with regard to the impact on the innovative development of the country.

Key words: European Unioninnovative developmenthigher education system reformRussia.
  • Социологические науки


Яндекс.Метрика