Трансформация функций высшего профессионального образования

Калугина Д.А.

УДК 378
ББК 74.584(2)

В статье автор рассматривает трансформацию экономических и социальных функций системы высшего образования в России с точки зрения системного и институционального анализа, прослеживает наполняемость рынка труда специалистами различных отраслей экономики в динамике.

Ключевые слова: высшее образованиепринципытрансформацияфункции.

В настоящее время в России насчитывается более 1,5 тысяч вузов различной профессиональной направленности: педагогические, медицинские, строительные, экономические, политехнические и т.п. В условиях «образовательного бума» и расширения доступа в высшие учебные заведения молодежь пытается через образование заложить основы материального благополучия и обеспечить возможность профессионального роста.

Для определения влияния высшего профессионального образования на воспроизводство экономически активного населения страны обратимся к понятию «функция», которое определяется как роль, которую тот или иной институт выполняет относительно потребностей общественной системы или интересов составляющих ее социальных групп и индивидов, а также зависимость, наблюдаемая между различными социальными процессами, способ взаимосвязи элементов внутри системы [2, с.78].

С точки зрения системного подхода в качестве основных функций профессионального образования традиционно выделяют удовлетворение потребности личности и общества в профессиональных образовательных услугах и подготовку квалифици­рованных работников, способных обеспечить все потребности экономической и социальной сфер жизнедеятельности общества, социализацию и профессиональное определение личности.

Анализ функций образования как фактора социализации сделан исследователями Б.М. Бим-Бадом и А.В. Петровским, которые выделяют такие функции образования, как формирование научного мировоззрения личности, соединение бытия человека с культурой, интеграция общества, его целостность и стабильность, обеспечение производства квалифицированными кадрами и др. [1, с.4].

Э.Д. Днепров в качестве главной функции выделяет трансляцию накопленного в обществе социокультурного опыта всем его членам. Все остальные функции он считает ее производными [3].

Выделяя основные принципы профессиональ­ного образования, Э.Ф.Зеер и Г.М.Романцев акцентируют внимание на личностно-ориенти­рованном образовании, где главной функцией является обеспечение формирования социально-профессиональной компетентности и развитие экстрафункциональных качеств будущего специалиста в процессе учебно-профессиональной, квазипрофессиональной производственной деятель­ности [5, с. 21].

Важно определить функции профессионального образования и со статусно-ролевых позиций: интересы каких социальных общностей оно удовлетворяет, насколько способствует воспроиз­водству определенных социальных групп населения, каким образом выполняет функцию «социального лифта», насколько защищает интересы социальных общностей, которые непосредственно включены в образовательный процесс и т.п., поэтому наше внимание привлек анализ функций образования как социального института.

Г.Б.Кораблева считает, что социальным институтам присущи общие функции: организацион­ная, интегративная, нормативная, коммуникативная, адаптационная и функция социального контроля. Одни из этих функций являются главными, другие – второстепенными. [6, с.43, с.147]. В настоящее время в России особую важность приобретают выделенные исследователем такие функции профессионального образования как стратификационная, селективная, адаптационная и функция социальной мобильности.

Г.Е.Зборовский с точки зрения институциональ­ного подхода выделяет экономические, социальные, культурные функции образования. Экономическая функция - формирование социально-профес­сиональной структуры общества и работников, владеющих необходимыми знаниями, умениями, навыками. К социальным функциям относятся воспроизводство и изменение социальной структуры общества, социальная мобильность, социализация личности. Культурна функция заключается в воспроизводстве и развитии материальной и духовной культуры. Также образование следует рассматривать как самоценность и самоцель: удовлетворение интереса человека, его потребности узнать что-то новое [4, с. 29-30].

В течение последних двух десятилетий в функционировании института образования вообще и высшего образования, в частности, назрели и обострились некоторые проблемы. Порядок включения кадров в производственную и управленческую систему предприятий и организаций складывался еще в советское время и был ориентирован на трехуровневую систему подготовки профессиональных кадров: высшее, среднее, начальное профессиональное образование. С сентября 2011 года вузы перейдут на новые образовательные стандарты, предполагающие двухуровневую подготовку по направлениям бакалавриата и магистратуры. И, таким образом, через несколько лет в процессе воспроизводства персонала предприятия столкнутся с проблемой соотнесения статусов бакалавра и магистра с тарифно-квалификационными характеристиками, ориентированными на специалиста. Для выпускников вузов эта проблема может обернуться неконкурентоспособностью бакалавров по сравнению с теми, кто чуть ранее успел получить диплом специалиста.

Другой проблемой функционирования системы высшего профессионального образования называют отсутствие системы прогнозирования спроса на специалистов, что приводит к серьезным структурным перекосам в подготовке кадров и, как следствие, к деформации кадрового потенциала предприятий. Рост численности обучающихся в вузах базируется скорее на квазиспросе, чем на реальной потребности в данном образовании [6, с.164].

Действительно, в 90-е годы прошлого столетия подготовка специалистов для индустриальной сферы росла незначительно, о чем говорит статистика выпуска по специальностям подготовки в государственных и муниципальных вузах. Например, почти за 20 лет подготовка в вузах по группам специальностей «машиностроение и метало­обработка» с 1990 г по 2009 г. возросла с 14,9 до 25,6 тыс. человек, по группам специальностей «автоматика и управление» - с 10,8 до 14,7 тыс.человек [8, табл. 7.56, 7.57]. В эпоху всеобщей информатизации в сфере радиотехники и связи значительного роста подготовки  не наблюдается: 14,2 тыс.чел. в 1990 г. и 15,5 тыс.чел. в 2009 г., а выпуск специалистов по информатике и вычислительной технике вырос всего в 3 раза: 1990 г. – 7,1 тыс.чел., 2009 г. – 22,6 тыс.чел. [8, табл. 7.56, 7.57].

С другой стороны, выпуск специалистов по группам специальностей социального профиля возрос в 1990-2009 гг. с 49,8 до 195,5 тыс. человек (почти в 5 раз), а по циклу специальностей «экономика и управление» - с 55,5 до 374 тыс. человек (в 7 раз) [8, табл. 7.56, 7.57].

Эти показатели связаны с тем, что на образовательные институты все больше распространяются те же «правила игры», которые существуют для рыночных производственных и коммерческих предприятий. Ориентация, в первую очередь, на потребность рынка, стремление сохранить собственную устойчивость и стабильность нередко приводит вузы к отрыву от потребностей общественного развития

Но так ли уж расходится спрос на образовательные услуги с реальными потребностями общества? Обратимся к актуальной в настоящий момент теме потребности промышленности в инженерных кадрах. Согласно данным Российского статистического ежегодника темпы прироста промышленного производства в 1996-2000 гг. составляли 1,0%, в 2001-2005 гг. – 5,6%, а в 2006-2009 гг. – 0,9%. Для сравнения темпы роста розничной торговли соответственно в те же годы составил 1,0%, 11,0%, 9,4%, а предоставления платных услуг населению – 2,0%, 5,3%, 4,2% соответственно [8, табл. 1.2].

По количеству промышленных предприятий Государственный статистический ежегодник за 2010 год представляет данные о снижении количества предприятий по производству машин и оборудования с 74,2 тыс. в 2005 г. до 49,9 тыс. в 2009 г., предприятий по производству электрооборудования, электронного и оптического оборудования с 35,4 тыс. в 2005 г. до 33,9 тыс. в 2009 г. [8, табл. 12.1]. Не наблюдалось значительного роста числа предприятий по производству автомобилей, прицепов и полуприцепов, производству судов, летательных и космических аппаратов. Рост промышленности осуществлялся в основном за счет производства и распределения электроэнергии, газа и воды (увеличение количества предприятий в те же годы с 18,5 тыс. до 28,5 тыс.) и строительства (увеличение числа предприятий с 371,7 тыс. до 433,7 тыс.) [8, табл. 12.1].

Таким образом, нельзя однозначно утверждать, что, воспроизводя социально-профессиональную структуру общества, система высшего образования ориентируется только на мнимый спрос: она вполне отражает реалии существующего в России положения в промышленности, сельском хозяйстве (данные еще более удручающие), торговле, сфере обслуживания и т.п. Инженерные кадры были и остаются недостаточно востребованными российской экономикой.

Не следует забывать и о том, что значительную часть студентов, выпущенных по направлениям «экономика и управление», юриспруденция и т.п. составляют студенты заочной формы обучения, которые, в отличие от многих студентов-очников, хорошо представляют, зачем тратят свое время и деньги. Многие из них получают второе высшее образование дополнительно к уже имеющемуся техническому с целью продвинуться по карьерной лестнице или преуспеть в малом бизнесе.

Н.М.Розина предлагает взглянуть на проблему модернизации экономической функции образования с другой стороны: «обращенность образования к личности как новая образовательная парадигма стала завоевывать свое место путем изменения цели образования...роль сферы образования как социальной сферы поддержки молодежи отчетливо обозначилась в 90-е годы, когда катастрофический спад производства повлек за собой невостребованность молодежи на рынке труда» [7, с.10]. Особенно заметно это проявилось, отмечает исследователь, «в системе профессионального образования, которая за последние 10 лет из «кузницы кадров» для народного хозяйства (рабочих, техников, инженеров, врачей и т.д.) постепенно превращается в социальную сферу образовательных услуг и поддержки молодежи» [7, с.10-11].

Высшее профессиональное образование по-прежнему является важным институтом социализации в российской образовательной системе: возрастает конкурс в вузы, расширяется подготовка на внебюджетной основе, растет выпуск специалистов.

Значительное количество вузов, различные формы обучения позволяют удовлетворить образовательные потребности населения с различными экономическими возможностями. Вузы способствуют образовательной мобильности студентов разного типа поселенческих структур за счет развитой сети их представительств и филиалов.

Институт высшего профессионального образования выполняет функцию организации учебной деятельности и социализации молодежи, важную антропологическую функцию: сохранение молодых людей полноценными гражданами общества. Данная функция, которую Б.Саймон определяет как «формирование человека внутри общества» [9, с.7], в течение долгого времени считалась латентной, но в условиях роста криминализации молодежи, невнимания к детям в семьях, «демографической ямы», она становится одной из первостепенных.

Современной тенденцией профессионального образования, в том числе, высшего, является то, что оно зачастую становится предпосылкой для дальнейшего профессионального и статусного самоопределения молодежи. Со статусно-ролевой позицией, приобретаемой выпускником профес­сионального учебного заведения, связана стратификационная функция образования, которая, по определению Г.Б.Кораблевой, «организует и регулирует процессы неаскрептивного стратифи­кационного деления в обществе» [6, с.42]. Л.И.Бойко на основании социологических исследований, проведенных среди студентов вузов, пришел к выводу, что прежде, чем выбрать учебное заведение, абитуриент «определяет будущее социальное положение, руководствуясь инструментальной ценностью образования», т.е. уровень образования и связанный с ним статус, а не профессию [2, с.81].

Селективная функция в высшем профес­сиональном образования проявляется в явной и скрытой формах. Выраженной формой является дифференцированный отбор молодых людей, потенциально пригодных к освоению определенной профессии. Латентные функции выражаются в неравномерном доступе к бюджетным и внебюджетным образовательным услугам для выходцев из семей с разным уровнем дохода, статуса родителей и места проживания.

Статистические данные свидетельствуют о том, что адаптивные возможности трудоспособного населения с высшим профессиональным образо­ванием даже при отмеченной несогласованности с рынком труда выше, чем у тех, кто имеет начальное профессиональное образование. Согласно данным статистического ежегодника «Социальное положение и уровень жизни населения России - 2010» в 2009 г. среди малоимущих  экономически активных граждан со средним профессиональным образованием было 32,2%, граждан с высшим образованием – 18,5%, с  полным общим – 22,3% [10, табл. 5.17]. Статус «работодатель» имеет 50% занятых в экономике граждан с высшим образованием, 23,6% - со средним профессиональным образованием, 19,4% - со средним полным общим образованием [10. табл. 3.9]. Показатели статуса «работающих по найму» и «работающих не по найму» составляют по обозначенным статусом по рядка 20-29%. Согласно показателям статистики обладателям диплома о высшем образовании проще найти работу: среди безработных их 15%. Для сравнения 22,3% безработных среди специалистов со средним профессиональным образованием и 30,9% - со средним полным общим образованием [10, табл. 3.13].

Таким образом, трансформация функций профессионального образования состоит в умень­шении значимости формального выпуска дипломи­рованных специалистов определенного профиля для обеспечения производственной сферы и сферы услуг. В условиях нестабильной экономической ситуации и неоднозначности прогнозов востребованности специалистов первостепенное значение приобретают социальные функции высшего профессионального образования: адаптационная, социализационная, селективная, стратификационная и.т.п.

Литература

  1. Бим-Бад Б.М., Петровский А.В. Образование в контексте социализации//Педагогика. 1996. № 1.
  2. Бойко Л.И. Трансформация функций высшего образования и социальные позиции студенчества//Социол.исслед. 2002 № 3.
  3. Днепров Э.Д. Проблемы образования в контексте общего процесса модернизации России//Педагогика. 1996. № 5.
  4. Зборовский Г.Е. Образование от ХХ к ХХI веку. Екатеринбург: Изд-во Урал.гос.проф.-пед.ун-та, 2000. 301 с.
  5. Зеер Э.Ф., Романцев Г.М. Личностно-ориентированное профессиональное образование//Педагогика. 2002. № 3.
  6. Кораблева Г.Б. Профессия и образование: социологический аспект связи /М-во общего и проф.обр-я РФ; Урал.гос.проф.пед.ун-т; Урал.гос.науч.-образоват.центр РАО; Инт-т социологии и эк-ки. Екатеринбург, 1999. 284 с.
  7. Розина Н.М. О психологических проблемах формирования нового вида деятельности/Проблемы формирования сопряженных образовательных программ высшего профессионального и среднего профессионального образования//Проблемы сопряжения основных образовательных программ среднего профессионального образования и высшего профессионального образования: Сборник материалов совещания (27-28 февраля 2003 года). – Орел: Орел УГТУ, 2003. С. 14-17.
  8. Российский статистический ежегодник 2010 г. / Федеральная служба государственной статистики// http://www.gks.ru/bgd/regl/b10_13/Main.htm (последнее обращение апрель 2011).
  9. Саймон Б. Общество и образование: Пер. с англ /Общ.ред и предисл. В.Я.Пилиповкого. – М.: Прогресс, 1989. 200 с.
  10. Социальное положение и уровень жизни населения России - 2010 г. / Федеральная служба государственной статистики// http://www.gks.ru/bgd/regl/b10_44/Main.htm (последнее обращение апрель 2011).

Kalugina D.A.

The higher vocational education functions transformation

The author considers transformation of economic and social functions of the higher education system in Russia from the point of view of system-based and institutional analysis, observes the dynamics of the rate of specialists from various economy sectors at the labor market.

Key words: higher educationprinciplestransformationfunctions.
  • Социологические науки


Яндекс.Метрика