Современная теория социального управления: состояние и проблемы

Дуран Т.В. , Костина Н.Б.

УДК 316
ББК 60.8

Проведен анализ трактовок социального управления в отечественной науке в рамках социологии управления и теории социального управления. Предложена типология разработанных идей: выделены три основных подхода – функциональный, ролевой, отношенческий, определена их сущность, достоинства и ограничения. Выявлен эвристический потенциал деятельностной интерпретации социального управления, имеющиеся ограничения в ее современном состоянии. Обосновано, что каждый из рассмотренных подходов фиксирует какую-либо сторону управления, что важно и ценно, но не предполагает необходимости учета и использования других подходов к определению данного феномена. На основе проведенного анализа предложено «первичное» определение социального управления как способности людей вырабатывать предписывающее знание и руководствоваться им в своей деятельности, дано его обоснование.

Ключевые слова: подходы к определению сущности социального управления: ролевой, функциональный, отношенческийсоциальное управлениеспецифика социального управления.

В научной, учебной литературе, в процессе осуществления управленческой практики в различных ее проявлениях (будь то управление государственное, муниципальное, различными сферами общественной жизни, коммерческими и общественными организациями), как правило, употребляется термин «социальное управление». Но в силу сложности, многофункциональности, огромной значимости социального управления для обеспечения жизнедеятельности различных групп и общностей в настоящем, создания для этого условий в будущем теоретическая проработка понимания данного феномена является не менее важной и злободневной, нежели разработка технологий  конкретных видов социального управления. Анализ сформировавшихся теоретических позиций и накопленного опыта осуществления видов социального управления свидетельствует о том, что сложившаяся к настоящему времени теория социального управления отнюдь не выглядит завершенной, в силу чего нуждается в дальнейших научных исследованиях.

Безусловно, к настоящему времени разработан и  накоплен значительный блок идей, объясняющих социальное управление, без должного внимания к которым создание полноценной общей теории не представляется возможным. Но внимательное отношение к комплексу идей, их учет для совершенствования, развития теории обязательно предполагает их соответствующую обработку и надлежащую оценку. Своего рода первичной обработкой накопленного в понимании социального управления научно-практического знания является типология самих теоретических наработок, их сравнение между собой, выявление сферы применения каждой из них. При этом не будем забывать очевидного: классификация не может (и не должна) подменяться простым пересказом взглядов, позиций авторов и коллективов, являющихся безусловными авторитетами в этой сфере научного знания, а предполагает обобщение имеющихся  мнений с позиций различных критериев, что позволяет выявить полноту (или, напротив, неполноту) самих критериев, оценить меру проработанности высказанных идей, обоснованности позиций. Опираясь на эту методологическую идею, предпримем попытку провести первичную классификацию идей, представляющих собой варианты теории социального управления.

В качестве теоретической проблемы, на решение которой направлены усилия многих теоретиков, прежде всего, следует назвать определение того, что собой представляет социальное управление. Выявление его сущности, определение понятия «социальное управление» предопределяет постановку и  решение многих других вопросов в  рамках рассматриваемой проблематики.

Ответ на  главный вопрос теории социального управления – что такое социальное управление? – представлен множеством вариантов, которые могут быть сгруппированы в несколько основных подходов. Критерием для выделения этих групп служит то, какой аспект управления рассматривается представителями разных позиций, объединенных в соответствующую группу, в качестве основного, главного. Обзор точек зрения позволяет выделить следующие подходы: содержательный, функциональ­ный, ролевой, отношенческий.

Исторически первым подходом явился содержательно-ролевой, возникновение которого связано в именем Ф. Тейлора. Он заключается в том, что управление определяется через знания, которые используются в процессе труда, его организации. По мнению Ф.Тейлора, управление - это «искусство знать точно, что предстоит сделать и как сделать это самым лучшим и дешевым способом», «…наилучшая организация труда представляет собой настоящую науку, опирающуюся на ясно определенные законы, правила и принципы, как на свой фундамент.» [1, с.4] Отметим, что этот подход  просматривается через комплекс его идей, одна из  важнейших состоит в том, что управленческие знания, вырабатываемые менеджерами, определяют организацию деятель­ности исполнителей, в конечном итоге – ее результат. При этом Ф. Тейлор хорошо понимал, что эти знания во многом  являются уникальными, связанными со сложившимися ситуациями в различных отраслях и даже производствах.  Уникальные знания (по существу это проекты)  не имеет смысла передавать через обучение, как это имеет место с общими теориями, можно лишь обучить менеджеров методам выработки этого знания.

На основе выявления и формулировки названной особенности  управленческих проектных решений Ф. Тейлор формулирует задачу по выработке научной методологии для разработки управленческих знаний, это позволяет рационализировать деятельность исполнителей, обеспечить ее максимальную производительность. 

При анализе ролевого варианта этого подхода нужно различать его исторически первичную форму и последующее развитие. Сам Ф. Тейлор сформулировал этот аспект достаточно узко, связывая роль знания лишь с проектом рациональной работы исполнителей. Впоследствии же было выяснено, что содержание управленческих проектов не ограничивается организацией труда,  проект организует функции управления и его содержание, а также отношения людей, что проявляется, например, в организационной структуре. В обобщенной и явной форме данное понимание управления представлено в кибернетическом подходе, при котором вместо понятия «знание»  используется более общее понятие «информация», которая может выступать в разных видах, в том числе и в виде психических образов. Содержание управления понимается в этом случае как информационное взаимодействие управляемых и управляющих. Основанное на информации управление включает в себя прямые и обратные связи. Прямая связь представлена потоком директивной информации, направляемой от управленческого аппарата к  управляемому объекту, обратная связь  воплощена в потоке информации о выполнении принятых решений. Обратная связь, увеличивающая влияние входа системы на ее выход, характеризуется как положительная обратная связь, а уменьшающая это влияние — как отрицательная.

Особенность кибернетического подхода заключается в том, что он ориентирован на описание любых систем управления - биологических, технических, социальных, поэтому его применение для объяснения социального управления требует конкретизации в отношении видов информации, способов ее получения, роли по отношению к человеку.

Попыткой конкретизации кибернетического подхода применительно к человеку  можно считать трактовку управления как процесса принятия решений и контроля над их исполнением. В качестве варианта данного подхода можно привести определение управления, данное В.И. Франчуком: «Социальное управление - это вид интеллектуальной человеческой деятельности, связанный с выявлением и решением проблем социальной организации, благодаря чему обеспечивается ее продолжительное существование как социальной целостности и достижение ее целей». [2, с.6] Аналогичная позиция представлена в работе В.Я. Кикоть, Д.И. Грядовой. [3, с.42]

Под функциональным подходом мы понимаем деятельностную интерпретацию управления, в которой его суть сводится либо к определенному набору управленческих функций, либо дается их обобщенная характеристика. Автором данного подхода, как известно, являлся А. Файоль, который первым описал собственно управленческие функции, обозначенные им общим термином «администри­рование». Управлять, по А. Файолю, – значит планировать, организовывать, координировать, распоряжаться, контролировать. Тем самым управление связывается с определенными видами деятельности. Развитие функционального подхода впоследствии осуществлялось по двум направле­ниям: 1) уточнение числа видов управленческих функций, введение новых. 2) косвенная характеристика управленческой деятельности.  Первое направление было развито в сфере менеджмента американскими исследователями, а его достижения представлены в учебниках по менеджменту, основам менеджмента.

Косвенная деятельностная интерпретация управления получила широкое распространение в отечественной литературе. Она представлена  попытками определения управленческой деятельнос­ти либо через выделение общих признаков и результатов этой деятельности, либо только через ее результаты. В частности, Г.В. Атаманчук определяет управленческую деятельность через наличие целей и ее результаты. Управление, по его мнению, представляет собой «целеполагающее, организующее и регулирующее воздействие людей на собственную общественную, коллективную и групповую жизнедеятельность, осуществляемое как непос­редственно (в формах самоуправления), так и через специально созданные структуры (государство, общественные объединения, партии, фирмы, кооперативы, предприятия, ассоциации, союзы и т.д.» [4, с.50].  Американский социолог и экономист Питер Друкер дает определение управления исключительно через его результаты. По его мнению, управление – это вид деятельности, превращающий неорганизованную толпу в эффективную, целенаправленную и производительную группу. Отметим, что подобный способ понимания  управления как деятельности позволяет избегать споров о составе и количестве управленческих функций. Отечественные авторы также используют этот подход к определению управления, но обращают внимание на его другие ролевые характеристики. Так, А.И. Орлов обращает внимание на значимость объекта управления: «Управление - процесс воздействия субъекта на объект в целях перевода его в новое качественное состояние или поддержания в установленном режиме» [5].

Тем не менее стремление к упрощению деятельностного подхода к управлению имеет не только положительные стороны, но и весьма существенные недостатки, среди которых, в частности, можно выделить: односторонность, абстрактность, тавтологичность, статичность, игнорирование активности управляемой системы. Односторонность заключается в том, что выделяется лишь один аспект управления – воздействие. Но управление включает в себя и другие аспекты: подготовку такого воздействия, создание условий для его осуществления, контроль и др. Их игнорирование на том основании, что они несущественны, вряд ли правомерно, поскольку без них управления просто не может быть. Да и само воздействие трудно понять без этих элементов. Управление – это система, а не какой-то один элемент.

Тавтологичность подобной формулировки состоит в том, что управление определяется через управляющую систему, как способ воздействия именно управляющей системы, а не какой-то другой. Однако понять, что такое управляющая система, можно только в том случае, если известно, что такое управление. Кроме того, управляющая система тоже управляется, причем не какой-то другой управляющей системой, а сама собой. В самоуправлении момент внешнего воздействия не присутствует,  поэтому получается, что теория внешнего воздействия игнорирует  очевидный  факт существования самоуправления.  

Абстрактность формулировки заметна в неопределенности характеристики того, какое воздействие выступает управляющим. Можно ли считать управленческим силовое (энергетическое) воздействие? Приведем пример. “Руководить, – пишет Г. Аммельбург, – значит оказывать влияние на одного человека или многих людей таким образом, чтобы они изменяли свое местоположение, свою точку зрения, направление своих мыслей и действий”. [6, с.44] Нетрудно увидеть, что под это определение подходят и деятельность врача-гипнотизера, и профессора, им охватываются также и действия конкурентов и потребителей, которые, не ставя себе цели оказывать влияние на кого-либо, тем не менее, делают это. Более того, на людей оказывают воздействие такие события, как смерть близких, поведение людей, мнение которых они ценят, но вряд ли все это можно считать управлением.

Третий подход, обозначенный в понимании управления как отношенческий, связывает его с определенными отношениями. В. Попов обосно­вывает этот аспект с позиций деятельностного подхода. Согласно его мнению, каждое человеческое действие представляет собой не только определенную операцию в отношении тех или иных объектов, но и определенный поступок по отношению к определенному человеку. Тем самым, управление не только система действий, но и система отношений [7].

Один из вариантов подобной классификации таких отношений приводится в социологической энциклопедии, составители которой отмечают, что управленческие отношения - это система взаимосвя­зей между субъектами управления, в основе которой лежит заинтересованность одного субъекта в определенном функционировании другого субъекта, на основе вырабатываемых команд, и заинтересованность второго субъекта вести себя соответственно управленческим командам первого для достижения своих целей, поддержания эффективного функционирования, развития и др. [8]. Все разнообразие отношений в системе управления можно разделить на следующие отношения: субординации (выполнение команд, распоряди­тельство); координации (согласование, договорные отношения); внешние (связи и взаимодействия систем управления); внутренние (внутри системы в процессе управления); простые и сложные (по числу организационных связей между субъектами и объектом управления); постоянные и временные (по времени существования).

Подводя итог характеристике трех выделенных подходов к определению сущности управления, надо сказать, что их правомерность не вызывает сомнения, поскольку все они характеризуют управление с различных позиций, выделяют действительно присущие ему черты. Проблема же, по нашему мнению, заключается в том, что эти подходы предстают как сосуществующие, не выделяется некое качество, связывающее их в единое целое. Отсутствие понимания, формулировки такого качества, своего рода концептуального начала, приводит к следующим оценкам состояния теории социального управления, которые представляются справедливыми. Так, В.И.Франчук характеризует эту ситуацию следующим образом: «в настоящее время нет адекватной науки о социальном управлении. Вместо нее образовалось множество разрозненных школ и направлений, образующих, по образному выражению Г. Кунца, непроходимые джунгли управленческой теории» [1, с. 7]. Причем такая ситуация считается характерной не только для отечественной, но и для зарубежной науки. Чем обусловлена подобная ситуация? Представляется, что многообразие школ в понимании сущности социального управления порождается неполнотой исходных положений, которые не способны включить в себя какие-то грани управления. Вследствие этого  теоретическая задача современной науки о социальном управлении заключается не столько в том, чтобы следовать какой-то школе, или признавать их все, а в выработке исходного емкого понимания социального управления, которое бы включало в себя идеи, накопленные различными школами управления.

Из всего сказанного следует, что в современном научном знании не существует единого понимания  социального управления, широкий спектр подходов можно сгруппировать в три вида. Каждый из них фиксирует какую-либо сторону управления, но не предполагает необходимости учета и использования других  подходов к определению понятия. Но это означает, что ни одно из них не может служить исходным пунктом для построения теории социального управления, напротив, все эти понятия сами должны быть вписаны в какой-то более общий контекст. На наш взгляд, таким общим контекстом выступают способности человека как сознательного существа: способности создавать образы возможной реальности, руководствоваться в своей деятельности этими образами, обмениваться ими. Все эти способности сосуществуют, каждая служит основанием для других. Так, деятельность по созданию образов не имела бы смысла, если бы другие люди, или сам их создатель, не могли бы руководствоваться ими; профессиональная деятель­ность по созданию образов не имела бы смысла, если бы эти образы невозможно было передать другим. По существу, мы имеем дело с системой деятельности, адекватное понимание которой требует отказа от редукционистской методологии, то есть попыток сведения целого к какой-то части и попыток понять целое исходя из части. Именно следование этой методологии и породило различные школы управления, рассмотренные выше подходы к определению сути социального управления, привело к фрагментарному видению в каждой школе.

Условием понимания системы деятельности выступает осознание роли каждой части в составе целого. Но с чего нужно начинать описание этой системы? На наш взгляд, ответ на этот вопрос может быть следующим: поскольку образы являются связующим элементом совокупности способностей множества людей, содержанием различных видов действий, то изучение их свойств и должно стать исходным пунктом в построении теории социального управления. 

Способность человека руководствоваться соз­данными образами возможной реальности представ­ляет собой частный случай факторной связи. Уточним, что под факторной связью мы пониманием влияние свойств и качеств вещей или психических образов на процессы, выступающие  причинами тех или иных событий. При этом нужно иметь в виду, что влияние факторов на причины не имеет энергетического, силового характера. Наиболее простым примером физической факторной связи может служить влияние угла заточки топора на процесс работы дровосека: чем больше угол заточки, тем менее эффективной будет рубка деревьев. Сам по себе угол заточки не обладает никакой энергией, но он влияет на осуществляемый процесс и конечный результат. Влияние управленческого решения на деятельность исполнителей представляет собой информационную  факторную связь.

Опираясь на сказанное выше, можно предложить следующее первичное определение социального управления: социальное управление  представляет собой способность людей выра­батывать предписывающее знание и руководство­ваться им в своей деятельности.

Специфика социального управления в таком случае, в отличие от биологического или технического, в информационном отношении связана с двумя главными аспектами: 1) управляющая программа вырабатывается самими людьми (в управлении на уровне клеток или компьютерном управлении ни клетки, ни компьютеры программы не вырабатывают); 2) программа представляет собой осознанный информационный образ, что, опять-таки, отсутствует  в биологическом и  техническом  видах управления.

Осознание управляющей информации как фактора человеческой деятельности  позволяет “задать” критерии для различения управленческих и неуправленческих действий (и воздействий). Например, физическое воздействие человека на вещи не является управлением, хотя оно, конечно, опосредовано целью, программой деятельности. Действия же, направленные на формирование проекта, контроль за его осуществлением, следует считать управленческими.

В свою очередь, проект выступает как программа деятельности для исполнителя. Прочем субъекты, вырабатывающие проекты и реализующие их, могут совпадать в одном лице, а могут и не совпадать. При их совпадении мы имеем дело с самоуправлением, при несовпадении – с внешним управлением. Хотелось бы подчеркнуть, что нормальное внешнее управление, будь то государственное, муниципальное или менеджмент, реализуется через добровольное признание решений, выработанных другими. К ненормальному внешнему управлению мы относим те его виды, которые связаны либо с разрушением личности, либо осуществляемые с помощью подсознания, например через гипноз.

Все вышесказанное представляет собой лишь эскизное изложение идеи о сущности управления как феномена живой природы и человека. Понятно, что такой абстрактный уровень описания недостаточен для использования теоретических положений на практике, однако без него вряд ли возможно осуществить описание конкретных видов управления во всех его аспектах. На основе предложенного понимания управления имеет смысл выделить базовые понятия, описывающие социальное управление как целостное явление, безотносительно к его видам, то есть государственному и муниципальному управлению, управлению в коммерческих организациях. В качестве  таких понятий, описывающих этот процесс, можно выделить следующие: субъект управления, управляемый субъект, управленческие знания  (теории, проекты деятельности, задачи), объект управления, цель управления, управленческую деятельность, формы влияния проекта, управленческие отношения.

Под субъектом управления мы понимаем людей, вырабатывающих проекты деятельности, которые могут быть простыми или сложными, представленными отдельными частными решениями или их совокупностью. Хотелось бы отметить, что субъекты управления тоже управляются определенной информационной программой, в качестве которой для них выступает совокупность проблем, норм и правил применительно к определенной области деятельности. При решении проблем ими преодолевается информационная неопределенность, производятся информационные образы, которые становятся регуляторами действий.

Управляемые субъекты – люди, занимающиеся реализацией программ, осуществлением проектов. Управляемый субъект выступает в качестве начала, генерирующего активность, соответствующую программе, обеспечивающую ее реализацию. Способность генерировать активность является субъектной и требует определенных волевых и  интеллектуальных начал. Отметим, что в литературе субъектные способности сводятся только к целеполаганию, однако способность осуществлять цели и нормы не менее значима, нежели их производство.

Понимание того, что управляемые субъекты – личности, а не пассивные объекты, позволяет преодолеть иллюзорность натуралистических установок в области социальной управленческой науки. Натурализм проявляется в попытке применения понятия “объективное” (понимаемого как независимое от сознания) к поведению людей. Так, ряд авторов отмечают, что предмет их книги – “это в основном управление как наука, наука не в смысле той точности, какой достигла физическая наука, а наука в смысле объективного понимания явлений без смешения фактов и ценностных установок” [9, с.38 ]. В соответствии с этим и ставится задача проводить объективный анализ поведения в организации, а не анализировать  набор правил, как стать хорошим руководителем  [9, с.38].

Приведенные утверждения, хотя и имеют определенный смысл, не могут быть признаны бесспорными. Дело в том, что “объективное поведение” исполнителей и руководителей вовсе не абсолютно, а относительно. Относительность объективности исполнителей заключается, например, в том, что они могут  вести себя не в соответствии с распространяемыми руководством предписаниями и нормами.  Однако это не означает, что исполнители совсем не руководствуются никакими нормами и ценностями, просто они преследуют другие цели и нормы, не совпадающие с предписанными. Из этого следует, по крайней мере, два вывода. 1. Исполнители являются субъектами, они сами могут продуцировать и осуществлять собственные цели, не совпадающие с  предписанными. 2. Поведение исполнителей, даже если оно не совпадает с предписанным, является целенаправленным, нормативным, а потому его нельзя трактовать как объективное, то есть полностью независимое от сознания. Это обстоятельство не осталось незамеченным в науке.

Социальное управление, как отмечалось выше, существует как способность человека, которая иногда обозначается словом «искусство управления». В конце Х1Х – начале ХХ в. эта способность становится предметом научного исследования, поэтому термин «социальное управление» начинает использоваться для обозначения научных знаний о социальном управлении. Наука о социальном управлении складывается как совокупность школ и направлений. В настоящее время возникли предпосылки для создания общей теории социального управления, включающей в себя достижения различных школ.  Более общий подход к социальному управлению требует и более общей формулировки предмета теории социального управления. С нашей точки зрения, теория социального управления изучает взаимосвязь предписывающего знания и деятельности людей, то есть, каким образом,  в каких формах и на каких условиях это знание вырабатывается, распространяется и используется.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. 

 

  1. Управление – явление многоплановое. Основой всякого управления является способность информации влиять на физические процессы и на процессы переработки самой информации. Социальное управление – одна из форм управления,  характеризующаяся способностью человека вырабатывать идеальные проекты деятельности и осуществлять их своими силами или силами других людей.
  2. Социальное управление есть форма взаимодействия субъекта управления и управляемого субъекта. Роль субъекта управления характеризуется выработкой проекта деятельности и созданием условий для его реализации.
  3. Влияние субъекта управления на управляемого субъекта осуществляется посредством идеального проекта и материальных средств. Проект обеспечивает определенность деятельности исполнителя в качественном и количественном отношениях, а материальные факторы – возможность ее осуществления.
  4. Составляющими проекта деятельности выступают цели, технологические схемы, представления о должных субъектах и средствах, оценках. Формой, в которой выступает проект, являются нормы. Каждый из этих компонентов имеет множество видов, что позволяет говорить о системе целей, норм, оценок.
  5. В современных условиях социальное управление стало предметом теоретического изучения, в частности, теории социального управления. Теория социального управления изучает взаимосвязь предписывающего знания и деятельности людей: каким образом,  в каких формах и на каких условиях это знание вырабатывается, распространяется и используется. 

 

Литература

  1. Тейлор Ф. Принципы научного управления. М., 1995. С.
  2. Франчук В.И. Основы общей теории социального управления. М., 2000 г.
  3. Социальное управление, теория, методология практика / В.Я. Кикоть , Д.И. Грядовой. - М.:ЮНИТИ-ДАНА, 2010. С.42. 
  4. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: Курс лекций. М.: Омега-Л, 2004.
  5. Орлов А И. http://www.aup.ru/bo-oks/m151/1_3.htm
  6. Аммельбург Г. Предприятие будущего. Структура, методы и стиль руководства / Пер. с нем. В.А. Чекмарева. – М.: Междунар. отношения, 1997. С. 44.
  7. Попов В. http://www.inventech.ru/lib/socio­log/sociolog0017/
  8. Социология: Энциклопедия. / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко. 2003 г.
  9. Саймон Г., Смитбург Д.У., Томпсон В.А. Менеджмент в организациях: Пер с англ.- М.: Изд-во РАГС; Экономика, 1995. С.38.

Duran T.V., Kostina N.B.

Modern theory of social management: current state and problems

The article analyzes interpretations of social management in the national science in the framework of sociology of management and social management theory. It also provides the typology of elaborated ideas: three main approaches – functional, role-based and relations-based are identified, their essence, advantages and limitations are defined. Heuristic capacity of the social management pragmatist interpretation and its current limitations are revealed. It is justified that every considered approach observes a particular side of management, which is important and valuable, but disregards the need to consider and apply other approaches to define the phenomenon. On the basis of this analysis the “initial” definition of social management as a human ability to elaborate recipe knowledge and to follow it in their activity is proposed and justified.

Key words: approaches to defining the essence of social management: functional, role-based and relations-basedsocial managementspecifics of social management.
  • Социологические науки


Яндекс.Метрика