Реформирование и политическое конструирование: инструменты и взаимосвязи

Пономарева Н.Г.

УДК 30
ББК 66.033

Изменение принципов политического управления в постиндустриальном обществе требует новых стратегий реформирования. Одной из таких стратегий и являются промежуточные институты. Сравнивая промежуточные институты с политическими сетями, автор приходит к выводу о непосредственном влиянии стратегий институционального проектирования на способы  конструирования политики.

Ключевые слова: институциональное проектированиеконструирование политикиполитические сетипромежуточные институты.

Изначально латинский глагол reformo в политическом контексте означал «возвращать в прежнее состояние». Современный смысл слова «реформа» - «преобразование с целью улучшения». Однако и в том и в другом случае реформирование являет собой комбинацию «регрессивных» и «прогрессивных» изменений. Любая реформа предполагает не только внедрение нового института, но и его корректировку. В противном случае трансформация института чревата институциональ­ными ловушками. Когда, «оставаясь функционально необходимым, новый институт при деформализации правил обречен на слабость, ибо не способен справиться ни с нормативной, ни с социализирующей функцией» [4, с. 14]. В результате проблема, для решения которой создавался институт, сохраняется. И в то же время в институциональной структуре появляется новый институт, который в связи с деформацией не выполняет свою функцию.

В рамках любой системы можно выделить как положительные, так и отрицательные связи. Если положительные связи повышают организованность и значимость соответствующего элемента системы, то отрицательные ― понижают. Институциональные ловушки увеличивают количество отрицательных связей. В то время как любая реформа направлена на формирование новых положительных связей, то есть на повышение уровня самоорганизации системы.

Если рассматривать реформирование с точки зрения институционального подхода, то необходимо отметить, что самоорганизация общества обеспе­чивается не только институциональной структурой, но и неинституциональными практиками. Неинститу­циональные практики, представляющие собой систему взаимосвязанного и взаимоориентирован­ного поведения субъектов, характеризуются спон­танностью, актуальностью, зависимостью от контекста, сочетанием рутинных элементов с принципиально новыми. Именно неинституциональ­ные практики реагируют первыми на возникающие в обществе противоречия и выстраивают схемы для их разрешения. Именно они выступают первоначальным звеном в институциональном проектировании.

Институциональное проектирование предпола­гает разработку стратегий сознательного и целенаправленного встраивания институтов в политическую систему. Участие неинституциональ­ных практик в проектировании институциональной структуры отвечает следующим принципам институционального проектирования [3, с.98 -100].

  1. Принцип компонентной полноты, который предполагает, что описание института должно включать все комплементарные компоненты соответствующей деятельности. Правда, возможны ситуации, когда неинституциональные практики не являются комплементарной составляющей институ­циональной структуры. Классификация взаимо­действия формальных и неформальных институтов, данная Г. Хелмке и С. Левитски, выделяет следующие способы организации взаимодействия: комплементарный, согласующий (accommodating), конкурентный и замещающий (substitutive) [5, с.727, 729]. В случае доминирования конкуренции институциональной структуры с неинституциональ­ными практиками и попытки замещения последних формальными институтами, данный принцип институционального проектирования не будет работать.
  2. Принцип соучастия, в соответствии с которым наибольшие шансы на «выживание» имеет тот институт, который формируется при самом широком соучастии на всех этапах этого процесса всех затрагиваемых им субъектов. Процесс проектирования включает в себя не только когнитивную составляющую, но и коммуни­кативную. Система коммуникаций определяет способы взаимодействия создаваемого института (или институциональной структуры) с неинституциональными практиками. Такие способы, как конкуренция и замещение, усиливают отрицательные связи в системе и создают возможность институциональных ловушек. Институт будет эффективен в случае комплементарного и согласующего взаимодействия с неинституциональ­ными структурами. Эти способы взаимодействия усиливают положительные связи и позволяют институту решать общественные противоречия, тем самым снижая уровень неопределенности и обеспечивая общественный порядок.

Из представленных стратегий институциональ­ного проектирования (выращивание, трансплантация и промежуточных институтов) наиболее перспек­тивной считается стратегия промежуточных инсти­тутов. Стратегия выращивания институтов, хоть и сохраняет непосредственную связь с неинститу­циональными практиками, требует больших временных затрат. Этот способ применим в случае, когда общественные проблемы и противоречия находятся на начальном этапе развития. Кроме того, данная стратегия не применима в массовом масштабе. Стратегия трансплантации наиболее чревата институциональными ловушками, поскольку заимствованные институты вступают в конфликт со сложившимися неинституциональными практиками.

Стратегия промежуточных институтов сое­диняет лучшие черты предыдущих стратегий, снижая их недостатки. Данная стратегия предполагает постепенную и целенаправленную трансформацию имеющегося института. Новый (более эффективный) институт вводится при сохранении старого. Промежуточный институт способствует ослаблению ограничений для введения более перспективных институтов. Стоит отметить, что система промежуточных институтов представляет собой не единичный акт, а цепочку перехода от одного промежуточного института к другому. Это позволяет управлять параметрами институционального проектирования, формируя инфраструктуру для нового института и ослабляя старый.

Стратегия промежуточных институтов снижает трансформационные издержки и помогает избежать институциональных ловушек. Представляя собой цепочку преобразований, она позволяет безбо­лезненно корректировать и адаптировать новый институт к изменяющимся условиям. Корректируется не уже существующий институт, включенный в коммуникативную систему, а его идея. Изменения промежуточного института ― процесс менее болезненный для институциональной структуры. Промежуточные институты – это не дисбаланс системы, а один из способов сохранения ее динамического равновесия. Стратегия промежу­точных институтов, трансформируя имеющийся институт и нейтрализуя ограничения для введения нового, направлена не только на институциональную структуру, но и на неинституциональные практики. Промежуточные институты ориентированы на выстраивание комплементарного взаимодействия институциональных структур и неинституциональ­ных практик.

Промежуточные институты – это инструмент мезоуровня общественной системы, который соединяет между собой микроуровень (неинститу­циональные практики) и макроуровень (институ­циональная структура). Помимо промежуточных институтов на мезоуровне есть такой инструмент, как политические сети. В связи с этим возникает вопрос: является ли промежуточный институт одним из видов сети, или это самостоятельное явление?

Общими чертами сетей и промежуточных институтов является их исчезновение после решения проблемы, участие в решении проблемы заинтере­сованных лиц. И те, и другие усиливают горизонтальные связи в управлении и быстро реагируют на изменения внешней среды, позволяя сохранять стабильность системы.

Однако сети не имеют формального закреп­ления, в то время как промежуточные институты нормативно закреплены. Кроме того, в основе сетей лежит обмен ресурсами, в рамках промежуточного института скорее стоит говорить о перераспре­делении ресурсов.

На наш взгляд, политические сети и проме­жуточные институты – это разные инструменты мезоуровня. Их сходство объясняется природой мезоуровня, который является ответом на вызовы постиндустриального общества. В связи с этим на данном уровне наиболее ярко проявляются изменения в системе политического управления.

Основные принципы политического управления в постиндустриальном обществе.

  1. На первый план выходит не иерархия, а укрепление горизонтальных связей. Происходит переход от строгого выполнения функций и четкого следования регламенту к децентрализации. «Не четко заданные правила, а нормы, которые применяются к конкретным обстоятельствам, что повышает личную ответственность исполнителя. Исполнители опре­деляют нормы и психологически включены в нахождение лучшего способа соблюдения норм, и перераспределение полномочий» [1, с.661].
  2. Пространство управления становится все более публичным. И аргументация, оправдывающая уже принятое решение и развитие политического курса, становится необходимым элементом управления [2, с.602]. Она позволяет объединить в единый комплекс, разрозненные решения и позволяет сохранять единство составляющих компонентов при внесении коррективов.
  3. Переход од административных методов к сотрудничеству. Доверие носит стратегический характер и определяет эффективность и успешность проводимой политики. В связи с этим возрастает коммуникативная составляющая политического пространства. В данном пространстве на смену одноразовым акциям, задающим повестку дня и сменяющим друг друга, приходит игра с последствиями. И это требует поддержания постоянных связей между максимальным количеством участников политического курса.
  4. Возрастает роль идей. Политика создается не единым субъектом, а конструируется политическими акторами. Происходит интеграция теоретических моделей с политическими технологиями, когда разработка теоретических моделей и осуществление политики составляют две стороны единого целого. Способы и стратегии конструирования политики зависят от способов взаимодействия институ­циональных структур и неинституциональных практик и роли неинституциональных форм в регулировании политических отношений.

Политическое управление в современном обществе все больше теряет свои технические функции, выполняя роль машины, обеспечивающей порядок, и становится динамичным механизмом, повышающим синергетический потенциал общества, его способность к самоорганизации и преодолению застойных и кризисных явлений. В связи с этим возрастает роль таких инструментов, как политические сети и промежуточные институты. Они напрямую участвуют в конструировании политики, обеспечивая ее координационно-коммуникативные функции в общественной системе.

Литература

  1. Барзилей М., Армаджани Б. Прорыв сквозь демократию // Классики теории государственного управления: американская школа / Под ред. Дж. Шафритца, А. Хайда. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 654-683.
  2. Маджоне Дж. Социальная политика и управление: идеи, интересы, институты // Политическая наука: новые направления / Под ред. Р. Гудина и Х.Д. Клингеманна. М.: «Вече», 1999. Гл. 26. с. 589 - 605.
  3. Подробнее принципы институционального проектирования раскрыты в работе: Тамбовцев В. Программы развития: к методологии разработки // Вопросы экономики. 2007. №12. С. 96 – 110.
  4. Хлопнин А.Д. Деформализация правил: причина или следствия институциональных ловушек // Полис. Политические исследования. 2004. №6. С. 6 - 16.
  5. Helmke G., Levitsky S. Informal institutions and comparative politics: a research agenda // Perspectives on politics. 2004. №2. р. 725 -740.

Ponomaryova N.G.

Reformation and political designing: instruments and relations

Changes of political management principles in post-industrial society require new reformation strategies. Transitive institutes can be considered as one of such strategies. Comparing transitive institutes to political networks the author makes a conclusion about immediate impact of institutional drafting strategies on the methods of policy design.

Key words: institutional draftingpolicy designpolitical networkstransitive institutes.
  • Политические и философские науки


Яндекс.Метрика